Форум » Болталка » Стихи, цитаты, фразы » Ответить

Стихи, цитаты, фразы

Cassiopeia: Давно хотела открыть эту тему. Смысл такой: выкладываем стихи, цитаты, фразы которые затронули душу, заставили задуматься или же посмеяться. Я просто маньяк подобных вещей, вот и подумала, почему бы не втянуть и вас? Оформление поста следующее: фраза или цитата, желательно в кавычках, с указанием автора, если такой известен)) Попрошу пока что не комментировать, а просто делиться сокровищами. Уау!

Ответов - 243, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 All

Cassiopeia: "А знаешь, всё ещё будет! Южный ветер ещё подует, и весну ещё наколдует, и память перелистает, и встретиться вас заставит..."(с) "Если безобразие нельзя прекратить, его нужно возглавить" (c) "Красота выше гения, потому что не требует понимания." (с) Оскар Уайлд

barsyusha: "Толкнули, упала, встала, поправила корону и пошла дальше!" "Не будите во мне суку, она и так не высыпается!!!" "Меня можно носить на руках, а на шею я и сама залезу." "Королевы никогда не расстраиваются. Когда им грустно, они просто кого-нибудь казнят." "Нет я конечно люблю животных, НО не до такой степени чтобы встречаться с козлом." "По ступам, девочки. Земля, прощай, в добрый путь!" Это песня Сергея Трофимова. Я считаю, самая сильная из всех. В принципе можно больше было ничего не писать. В городе оттепель, Чавкает в лужах Серый мартовский снег. Город, весною ранней контуженый, Скрылся венами рек. Всё перемолото, Скомкано, сорвано Слишком долгой зимой. Но у меня есть ты, Значит, Господь со мной. Оттепель смазала Контуры мира, Словно кистью, вдали, Звуки, текущие Прямо с Клавира, Будят раны земли. Всё потаённое, Давнее всплыло Тёмной талой водой, Но у меня есть ты, Значит, Господь со мной. Светом твоим заворожённый, Переболев этой весной, Я у любви буду прощённый, Ты у любви будешь святой. Чёрным по белому Оттепель пишет Новый драмы сюжет. В первой главе Директивою свыше Тень выходит на свет. И неприглядная истина мира Вновь предстанет нагой. Но у меня есть ты, Значит, Господь со мной.

elisir_d_amore: "Но не надо думать, что чувство нежности принижает человека. Наоборот. Нежность идет сверху, она заботится о любимом, охраняет, опекает его. А ведь заботиться и охранять можно только существо беззащитное, нуждающееся в опеке. Поэтому слова нежности — слова уменьшительные, идущие от сильного к слабому. — Деточка! Крошечка! Пусть деточке пятьдесят лет, а крошечке семьдесят, нежность идет сверху и видит их маленькими, беззащитными, и мучается над ними, боится за них. " "- Марья Николаевна, дайте мне, пожалуйста, вина. Демоническая женщина закроет глаза рукою и заговорит истерически: - Вина! Вина! Дайте мне вина, я хочу пить! Я буду пить! Я вчера пила! Я третьего дня пила и завтра... да, и завтра я буду пить! Я хочу, хочу, хочу вина! Собственно говоря, чего тут трагического, что дама три дня подряд понемножку выпивает? Но демоническая женщина сумеет так поставить дело, что у всех волосы на голове зашевелятся." " На правах дуры съела пол коробки конфет " " Во первых, не идиот, раз влюблен в меня . А во вторых, мне гораздо приятнее влюбленный в меня идиот, чем самый разумный умник, безразличный ко мне или влюбленный в другую дуру. " Всё - Надежда Александровна Тэффи


Cassiopeia: "Вслушиваться в несказанное и любоваться невидимым" (японская народная мудрость) "Не убивай врага своего спящим, а вдруг ему снятся кошмары? Пусть сначала досмотрит!" (с) "Не позволяй себе любить, никогда. Любовь самое сильное, что может сломать человека. Ни предательство, ни ложь, ни даже смерть. Именно любовь. И не важно какая она - счастливая или нет, она все равно ломает душу. И чтобы упорядочить все внутри себя, потребуется немало времени и сил, которых однажды может просто не оказаться." (с)

opheliac: "Прежде всего нужны факты, а уж потом их можно искажать, как заблагорассудится." (с)

kendra: "Благими намерениями вымощена дорога в ад." (с)

Cassiopeia: "Любовь, говоришь? Что за нафиг. Весны нашей странная придурь, Она для тебя что-то значит? Она для меня... ...станет длинным, изломанным шрамом на сердце, и будет ныть в непогоду..." (с)

Kim: Видевший прекрасное — соучастник его создания(с) Кристиан Нестель Боуви Чрезвычайно мало нужно для того, чтобы ободрить красоту в чьей-либо душе. Спящих ангелов легко разбудить. (с) Морис Метерлинк Я не знакома с тобой, но я не оставлю путь, тот, что ведет к тебе, раскрепощая суть (с) С.Сурганова "Когда перекошен весь мир, легче признать ненормальным того, кто держится прямо." (с) "Мечи с клинками из слов и поступков. Они ведь тоже убивают, такие клинки" (с) "История всего человечества - это танцы на снегу. Человечество пытается быть красивым и хорошим,...Словно балерина в пачке и пуантах пытается танцевать в снегу. А снег холодный. Кое-где твёрдый, кое-где мягкий, а кое-где проваливается и режет ноги. Только все равно надо пытаться танцевать. ... Наперекор природе, наперекор всему. Иначе останется только лечь в снег и замёрзнуть навсегда". (с) "А океан жил. Океан не помнил обид. Подобно небу, он верил в свободу, подобно небу - не терпел преград. Я стоял на мокром песке, волны лизали ноги, и так легко было поверить, что чужая звезда в небе - моё Солнце, а солёная вода - древняя колыбель человечества" (с) "Я не падаю. Я так летаю. Каждый летает как умеет." (с) "День - время уз и цепей, обязанностей и правил, а Ночь - время свободы..." (с) "-Глупые вы все,-умываясь,сказал котенок.-Посмотри на хорошую картину-и увидишь,что глаза у людей могут светиться. Посмотри на того,кто тебя любит. Посмотри на ребенка или на старика. Это свет,который в тебе. У кого-то он виден всегда,а некоторые его гасят всю жизнь. Глупые вы мальчишки..." (с) "Пока есть солнце и воздух, всегда будет ветер. И хорошо, что он порой бьет в лицо." (с) С.Лукъяненко

Kim: Ведь мир должен быть сотворен, а человеку не из чего творить миры. Не из чего, кроме себя (с)

opheliac: "Никогда не слышал, чтобы слова "всего лишь" и "конфеты" употреблялись в одном предложении!" "Ребята я хочу чтобы вы знали, почему наркота - это плохо. Потому что для всего есть свое время и свое место. И место это - колледж." "Логики и доводов недостаточно. Надо еще зачморить тех, кто думает не так как мы." "Ты что, не знаешь главный закон физики? Все прикольное стоит минимум восемь баксов." "Стойте. Вы все не так поняли. У вас есть сердце, но нет души. Нет, стойте. У вас есть душа, но нет сердца. Нет, стойте, подождите. У вас есть и сердце, и душа. У вас нет таланта." "Я не агрессивный, я просто доминирую. " "Нельзя все время выигрывать. Но даже если ты не выиграл, нельзя держать зла на победителя, потому что в таком случае ты на самом деле проигравший." "Запомните, дети, надевать в школу костюм Гитлера нехорошо." (с) Южный парк

Wh_Russian: "Нам не дано судить о жизни других людей, ибо каждый знает свое собственное страдание и проходил через собственное отречение. Одно дело — считать, что ты нашел верный путь, и совсем другое — уверять себя и других в том, что этот путь — единственный. " Пауло Коэльо Замусоленная до невозможности, но все равно очень важная: "- Люди забыли эту истину, - сказал Лис, - но ты не забывай: ты навсегда в ответе за всех, кого приручил . Ты в ответе за твою розу. - Я в ответе за мою розу... - повторил Маленький принц, чтобы лучше запомнить." Антуан де Сент-Экзюпери, "Маленький Принц" "Ничего я сейчас не боюсь и, возможно, никогда уже не буду бояться, потому что терять мне больше ничего: я больше не принадлежу себе, а другого ценного имущества у меня отродясь не было." Макс Фрай, "Жалобная книга" или "Энциклопедия мифов", я не помню... "Когда умру, Стану флюгером я на крыше На ветру" Гарсия Лорка "А мое желание докопаться до истины походило на настоятельную потребность гусеницы свить кокон: невозможно противостоять зову собственной природы. Не факт ведь, что гусеница хочет, мечтает, торопится стать бабочкой. Возможно, ей так же страшно, как мне. Но она не может иначе. " Макс Фрай, кажется все-таки "Жалобная книга"

Wh_Russian: Я шагал по земле, было зябко в душе и окрест. Я тащил на усталой спине свой единственный крест. Было холодно так, что во рту замерзали слова. И тогда я решил этот крест расколоть на дрова. И разжег я костер на снегу. И стоял. И смотрел, как мой крест одинокий удивленно и тихо горел... А потом зашагал я опять среди черных полей. Нет креста за спиной... Без него мне еще тяжелей. Роберт Рождественский

Kim: Что значит, вы не были на Альфе Центавра? Это же всего четыре световых года отсюда. Извините, но если вы не желаете интересоваться тем, что происходит вокруг вас, то это ваши проблемы. - Что?! "Безвредна"? Это все, что сказано о Земле?! Одно слово! Форд пожал плечами: - В Галактике сто миллиардов звезд, а емкость микропроцессоров книжки ограничена. К тому же о Земле в общем-то никто и не слышал. - Но теперь, надеюсь, ты о ней расскажешь? - Я написал и передал издателю новую статью. Ее, конечно, подредактируют, но суть сохранится. - Что же там будет сказано? - "В основном безвредна", - произнес Форд и смущенно кашлянул. Полет – это искусство, а точнее сказать, навык. Весь фокус в том, чтобы научиться швыряться своим телом в земную поверхность и при этом промахиваться. Достоинство одно из слов, которыми можно определить состояние протеста против маразматических условностей жизни. У меня врачи нашли недоразвитость гланды общественного долга и врождённый порог морального ядра личности. -Нормально, когда у человека все дома... -Что дом?... -Что норма?... -Кто все?... (с) "Автостопом по галактике"

Wh_Russian: Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, - то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, Не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, Не радуется неправде, а сорадуется истине; Все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится. (Библия) Фрагмент в моем вольном переводе, в оригинале тоже не в рифму, что существенно облегчило задачу ... Бог очень удивился Что я захотел в пропасть Но не ставил препятствий Не страховал в полете Сотом за день. Улыбался, знал. Он не позволил бы прыгнуть Неспособному взлететь. Лирику Андрея Белянина могу цитировать сборниками, это удивительные, немного сказочные напевы... повешу только два Твоя власть, твое право Моими стихами мостить дороги Дарить налево, дарить направо, Словно об коврик - вытирать ноги. А я звоню, молясь телефону, Он с пониманием соединяет, И в проводах меднотелых стонут Рифмы, которых не принимают. Успеть бы спеть моей королеве, Покуда сон не сомкнул ресницы, О том, что в полях зацветает клевер, А нам обоим еще не тридцать... Еще мы можем бродить по лужам, Смеясь угрозам полночной птицы. И водевили о глупом муже Роскошно ставить, играя в лицах. Еще возможно читать меж строчек, Как меж прожилок опавших листьев. Край неба розовым оторочен, Но мой закат без тебя немыслим. Так день, отмеченный нелюбовью, Проходит мимо, в отдельном ранге, Склонился скорбно у изголовья Мой грустный ангел... *** Ты мне говоришь, что тебе постоянно снится Неведомый мир, где реальное слито с чудом... И ломкие пальцы пролистывают страницы Такого былого, что даже поверить трудно. Где каждый день из минут ожидания соткан И даже стать на колени уже не волен... Я должен молча смотреть на твой кружевной локон - К чему кричать о своей любви или боли? Стихи по ночам о тайном и сокровенном... Какие слова! Какое упрямство страсти! Поэзия прошлого, как аромат вербены, Покажется сном, словно привкусом Высшей Власти. Но время придет,- вспоминая слова молитвы И горько и сладко, как в детстве, просить прощенья. Березовый Бог, с опрокинутым небом слитый, Позволит, как в осень, вступить в костер очищенья... Тогда я коснусь щеки твоей легким ветром, А может быть, каплей дождя охлаждая кожу Фаянсовых ног, обожженных татарским летом, И ты улыбнешься... И ты мне поверишь тоже. Растай же вплоть до воздушного поцелуя! Весь мир измени водопадом случайной ласки! А я зимой тебе на стекле нарисую Прекрасного принца, скачущего из сказки...

infuzzzorko: я буду жутко бональна, но я обожаю Оскара Уайльда всем сердцем и не могу не отметиться здесь)))) Абсурдно делить людей на хороших и плохих. Люди бывают или обаятельные или занудные. Хотите знать, в чем заключается величайшая драма моей жизни? Я вложил свой гений в свою жизнь, и всего лишь свой талант — в свои книги. О футболе я самого лучшего мнения. Отличная игра для грубых девчонок, но не для деликатных мальчиков. (на злобу дня) Совесть - официальное название трусости, вот и все. Чтобы приобрести репутацию блестяще воспитанного человека, нужно с каждой женщиной говорить так, будто влюблен в нее, а с каждым мужчиной так, будто рядом с ним изнываешь от скуки. Чтобы быть естественным, необходимо уметь притворяться. Чтобы вернуть себе молодость, я готов на все, - только не вставать рано, не заниматься гимнастикой и не быть полезным членом общества. Быть естественным очень трудная поза - долго не выдержишь! вот самые, наверное, известные)))

gingerredwitch: Татарская Княжна (С) С. Корычев Люби меня, татарская княжна, О, тьма веков в глазах твоих наивных! Я до утра, покуда ночь нежна, Сложу тебе немало сказок дивных. О том, как Рим послал меня с войной Против тебя, владычицы Египта, Но я упал влюблённой головой К твоим ногам, и весь мой флот погиб там... О том, как я в Испании служил, Простой солдат, я был богаче Креза, Когда тебя, цыганку, полюбил - Так полюбил, что от любви зарезал... Как превратив легко, полушутя В цветущий сад родную Иудею, Премудрый царь, я плакал как дитя Над Суламифью, девочкой моею... Как взявшись за руки, смотрели мы Уже с небес, счастливые как дети, Как, всем случившимся потрясены, Братаются Монтекки с Капулетти! О, сколько раз, как суть обнажена, Ты мне являлась вновь и исчезала! Любовь моя, татарская княжна, Мне стольких жизней оказалось мало. Да, мало мне - я новую начну. Несёт мой чёлн на стрежень - не до вёсел. Ласкай меня, пока ещё в волну Я в набежавшую тебя не бросил. Люби меня, татарская княжна, Люби меня, татарская княжна...

Kim: "Не требуй благопристойности за стенами чужих домов - лучше просто не заглядывай в окна" "Сочинительство тоже болезнь. Попытка души защититься от попавшей внутрь боли." (c) С.Лукъяненко

Рысь: "- Ты еще говорил, что люди научатся летать. - Да, - сказал Мальчик. И притих. Ему показалось, что мать в доме окликнула его. Помолчал и Барашек. Придвинулся еще, прислонился к Мальчику плечом и спросил полушепотом: - А когда это будет? Чтобы летать... - Будет... - рассеянно отозвался Мальчик и прислушался опять. Потом вздохнул: - Только одному люди не научатся никогда... - Чему? - огорчился Барашек. - Сделать так, чтобы, когда человек летает, мама за него не боялась..."(с) В.Крапивин "лоцман" "Удача. Дружба. Любовь. Долг. Гранитные камушки, шуршащие вниз по склону. В мире нет ничего прочного. Ничего вечного. И по скале лучше взбираться с выпущенными когтями, безжалостно засаживая их в удобные для тебя щели. И никогда не оглядываться. Их всё равно не вернуть. А мне - не вернуться... - Предавший врага однажды предаст и друга..." "Если не ошибаюсь, в рыцарском трактате "Практическое осуществление Священного Подвига, или Гадов Усекновение" давалась даже подробная методика заманивания означенного гада на свежевспаханное или засаженное высокой коноплей поле (усекателю при этом полагалось бегать по узким утоптанным тропинкам) [...] - Ты прекрасно знаешь, дракон - существо огнедышащее. А конопля в жаркий летний денек очень даже охотно горит. Так что когда мы, глупо хихикая, уже под вечер в обнимку выбрались из дыма, кто из нас дракон, кто рыцарь, а кто его лошадь, вспоминалось с большим трудом. По-моему, мы с ним даже поклялись друг другу в вечной дружбе и страшно вспомнить о чем еще, ибо наутро проснулись на постоялом дворе в одной постели." (с) О.Громыко "верные враги" Девочка глядит из окошка- За окном едет рыцарь на кошке. Или, может быть на медведе... Не понятно- куда он едет? Может хочет спеть серенаду О любви с каштановым взглядом И кудрями спелого лета? Рыцари- такие поэты... Если даже ловят дракона, Говорят с ним о красе небосклона, И загадывают гаду загадки, И играют простодушные в прятки. А потом они деруться недолго. У драконов велико чувство долга. И кончается весь бой- отпираньем Душ, и дружбой, и взаимным братаньем. ..Смотрит девочка в окно на балконе,- Едет рыцарь на крылатом драконе. Тихо плачет позабытая кошка. Все красиво.... Только грустно... Немножко... А. Белянин

Wilbury: "Мне кажется, что у каждого за глазами живет некое чудо, которое появляется там сразу как только мы рождаемся. И некоторые верят в это чудо, в эту мечту, в какое-то счастливое будущее, и этот позитивизм, который они, если сумеют, додержать до конца своих дней, - помогает глазам стать удивительными. А те, которые в жизни сдаются – у тех глаза становятся пустыми." (Ренарс Кауперс)

Wh_Russian: Уродливый был уродлив. Местный Кот. Уродливый любил три вещи в этом мире: борьба, поедание отбросов и, скажем так, любовь. Комбинация этих вещей плюс проживание без крыши оставила на теле Уродливого неизгладимые следы. Для начала, он имел только один глаз, а на месте другого зияло отверстие. С той же самой стороны отсутствовало и ухо, а левая нога была когда-то сломана и срослась под каким-то невероятным углом, благодаря чему создавалось впечатление, что кот все время собирается повернуть за угол. Его хвост давно отсутствовал. Остался только маленький огрызок, который постоянно дергался... Если бы не множество болячек и желтых струпьев, покрывающих голову и даже плечи Уродливого, его можно было бы назвать темно-серым полосатым котом. У любого, хоть раз посмотревшего на него, возникала одна и та же реакция: до чего же уродливый кот. Всем детям было категорически запрещено касаться его. Взрослые бросали в него камни. Поливали из шланга, когда он пытался войти в дом, или защемляли его лапу дверью, чтобы он не мог выйти. Уродливый всегда проявлял одну и ту же реакцию. Если его поливали из шланга — он покорно мок, пока мучителям не надоедала эта забава. Если в него бросали вещи — он терся о ноги, как бы прося прощения. Если он видел детей, он бежал к ним и терся головой о руки и громко мяукал, выпрашивая ласку. Если кто-нибудь все-таки брал его на руки, он тут же начинал сосать уголок рубашки или что-нибудь другое, до чего мог дотянуться. Однажды Уродливый попытался подружиться с соседскими собаками. В ответ на это он был ужасно искусан. Из своего окна я услышал его крики и тут же бросился на помощь. Когда я добежал до него, Уродливый был почти что мертв. Он лежал, свернувшись в клубок. Его спина, ноги, задняя часть тела совершенно потеряли свою первоначальную форму. Грустная жизнь подходила к концу. След от слезы пересекал его лоб. Пока я нес его домой, он хрипел и задыхался. Я нес его домой и больше всего боялся повредить ему еще больше. А он тем временем пытался сосать мое ухо. Я прижал его к себе. Он коснулся головой ладони моей руки, его золотой глаз повернулся в мою сторону, и я услышал мурлыкание, даже испытывая такую страшную боль, кот просил об одном — о капельке привязанности! Возможно, о капельке сострадания. И в тот момент я думал, что имею дело с самым любящим существом из всех, кого я встречал в жизни. Самым любящим и самым красивым. Никогда он даже не попробует укусить или оцарапать меня, или просто покинуть. Он только смотрел на меня, уверенный, что я сумею смягчить его боль. Уродливый умер на моих руках прежде, чем я успел добраться до дома, и я долго сидел, держа его на коленях. Впоследствии я много размышлял о том, как один несчастный калека смог изменить мои представления о том, что такое истинная чистота духа, верная и беспредельная любовь. Так оно и было на самом деле. Уродливый сообщил мне о сострадании больше, чем тысяча книг, лекций или разговоров. И я всегда буду ему благодарен. У него было искалечено тело, а у меня была травмирована душа. Настало и для меня время учиться любить верно и глубоко. Отдавать ближнему своему все без остатка. Большинство хочет быть богаче, успешнее, быть любимыми и красивыми. А я буду всегда стремиться к одному—быть Уродливым... (с)

Ликантропия: Мой самый любимый стих Уж лучше быть дурным, лишь слыть лишь за дурного. Старадая без вины от чье-то клеветы. И не питать себя сознаньем доброты, Непризнанный никем из люда остального. Скажи, зачем глазам, фальшивым и чужим, Оценивать мои горячие порывы? Чего ж следят они за мной, когда фальшивы И, чтоб не делал я, находят все дурным? Я буду тем, чем был, а те, что подмечают Во мне грехи одни, лишь судят по себе: Прямым я быть могу; они же ковыляют. И как судить меня им, сильным лишь в журьбе? Иль может брань сия их лозунг возвышает, Что зло людей и мир везде порабощает?

gingerredwitch: Любовь пытаясь удержать, Берем как шпагу мы ее - Один берет за рукоять, Другой берет за острие. Любовь пытаясь оттолкнуть, Мы оба давим на нее - Один эфесом другу в грудь, Другой - под сердце острие. И тот, кто лезвие рукой Не в силах больше удержать, Когда-нибудь в любви другой Возьмет охотно рукоять. И рук, сжимающих металл Ему ничуть не будет жаль, Как будто он не испытал, Как режет сталь, как режет сталь... (С) Евгений Агранович

Cassiopeia: Привяжу ожерелье к ветке – Принимайте подарки, милые! Вчера вечером острым, метким Взглядом черным я был убит. Ну куда мне теперь деться? Через край, выше всякой силы - Черноглазый в моем сердце, И я кажется счастлив… Ох, влип! Капитан. Не сказать, не признаться, Не смотреть и не трогать руками. На нем твердый, алмазный панцирь Из чинов и другой мишуры… Мои милые, в этот вечер Подарите мне морок: с вами Я хочу хоть на ночь поверить, Что однажды возможны мы. (с)

Cassiopeia: Они такие хрупкие и нежные, Ловя и преломляя светотени. Скажи, что мы уже не будем прежними, Что не вернем, не вспомним, не изменим. Скажи мне все, до наступленья сумерек. Те пусть молчат, безжалостны и глухи. Что свет ушел и наши души умерли, А мы – всего лишь демоны и духи. (c)

Imbirj: Нет, с тобой, дружочек чудный, Не делиться мне досугом. Я сдружилась с новым другом, С новым другом, с сыном блудным. У тебя дворцы - палаты, У него леса - пустыни, У тебя войска - солдаты, У него - пески морские. Нынче в море с ним гуляем, Завтра по лесу с волками. Что ни ночь - постель иная: Нынче - щебень, завтра - камень. И уж любит он, сударик, Чтобы светло, как на Пасху: Нынче месяц нам фонарик, Завтра звезды нам лампадки. Был он всадником завидным, Милым гостем. Царским Сыном, - Да глаза мои увидел - И войска свои покинул. (с) Цветаева Цитаты: Чмо японьске (с) Нет, завтрак прекрасный - это мне мир не нравится! (с)

Cassiopeia: Если безобразие нельзя прекратить, его нужно возглавить. (c) Любовь зла! Уснул... и уползла! (с) Люди любят ставить меня в неудобное положение…Но я стараюсь не стесняться и встаю почти в любое. (с) Рождённый ползать везде пролезет! (с) "Не позабудь меня, не позабудь, Когда уйду одна во тьме беззвёздной. И ни тебе, ни мне мольбою слёзной Ухода моего не оттянуть. Когда придётся руки разомкнуть, И день, и год грядущий встретить розно, Не позабудь, прошу, пока не поздно Ещё условиться о чём-нибудь. Но только не грусти, пусть на мгновенье Меня забудешь – это не беда! Я предпочту, исчезнув навсегда, Там, за порогом тлена и забвенья, Чтоб ты меня с улыбкой забывал, Чем, вечно помня, вечно горевал… (с) Автора, к огромному сожалению не помню.

opheliac: И вообще, будь осторожна. Смотри чтобы тебя не сбило автобусом! Или сбило. Неважно. (с) Однажды в Вегасе У серьезного человека немного идей. Человек с множеством идей никогда не бывает серьезным. (с) Жизнь прекрасна и удивительна! Если выпить предварительно. (с) Знаете, что меня завораживает в мужском общении? Пожимание руки. Эта церемония всегда меня восхищала! Мужчинам, может, тоже при встрече хочется запрыгать и завопить: "Боже мой! Боже мой!!! Как я соскучился!! У тебя что, прическа новая?? Какой красавчик!" и расцеловать и обнять встреченного. Но нет, они крепятся, сжимают зубы и ограничиваются рукопожатием. Вот это сила духа. (с) Будьте не с теми, кто восхищается вами, а с теми, кто восхищает вас. Поклонник балует вашу самооценку, высший человек наполняет вашу суть. (с) А может, мы всё усложняем. Известный философ Дидактилос выразил альтернативную гипотезу следующей очень ёмкой фразой: "Да какого чёрта, события просто случаются!" (с) У меня все дружбы "вдруг" кончались. Вот сидит человек у тебя на кухне, с ногами на стуле, твой кофе пьет, а потом раз... Он уже у кого-то другого на кухне. (с) Смайлик, если мне станет грустно, а револьвер - если очень грустно. (с)

Kim: Если у мужчины красивые руки, по-настоящему красивые, он не может быть уродливым внутри. Руки не лгут, как лица. Когда я не умираю от любви, когда мне не от чего умирать, - вот тогда я готова издохнуть! (с) Эдит Пиаф

gingerredwitch: Наркотики, гейши, Цунами, сакэ, харакири - Вот, что нас губит. (С) Elkin Если в старой табакерке век не держат табака, Заведется в табакерке черт-те что наверняка. Но берется чертовщина ниоткуда неспроста: Заведется чертовщина там, где только пустота. (м/ф "Стойкий оловянный солдатик") Все, что тебя не убивает, делает тебя... страннее (к/ф "Темный рыцарь") Я словно листок на ветру. Смотрите, как я парю! (к/ф "Миссия Серенити") Ольге снился дракон. Он к ней приставал, весело скалил жуткие зубы, помахивал огромным членом и говорил человеческим голосом всякие очаровательные непристойности. У дракона был волшебный голос барда Эль Драко, и говорил он по-мистралийски. Очень сексапильный был дракон. Ольга чуть не согласилась. (Оксана Панкеева, "О пользе проклятий")

Ликантропия: ~ Ты, кажется, любишь эту девочку, — подумал я. — Так докажи свою любовь. Может быть, ты считала, что достаточно лежать у нее на коленях, мурлыкать и позволять себя гладить? Укрепляя тем самым всеобщее мнение, что кошки — лживые создания, что они привязываются не к людям, а исключительно к месту? (Золотой полдень)

Ликантропия: ~ — Послушай, я не могу выйти за тебя замуж! — Почему? — Эээ… ну, во-первых, я не блондинка! — Это не страшно. — Я много курю! — Это не проблема. — У меня не может быть детей! — Ничего, усыновим. — Я восемь лет прожила с саксофанистом! — Я тебя прощаю. — Господи, я МУЖЧИНА! — У каждого свои недостатки. (с) В джазе только девушки

Ликантропия: ~ "И смерть не страшна, если ты рядом. Холод зимы не рождает одиночество, если идешь рядом ты. Я корни сакуры, ты ее листья, если ты со мной мне не ведомы сомнения и колебания под ударами бурь. С тобой я сильнее вертра и яростнее океана, я могу все. Наши сердца объемлют весь мир и каждую его частицу. Мы исчезнем вместе, и вернемся с последним февральским снегом. Между нами нет любви, просто ты - это я, а я - это ты"(с)

Ликантропия: Да я тебе грамотею,сейчас все корни повыдергиваю,на их место суффиксы вскавлю, все приставки пообрываю, а в зад**цу такое окончание засуну... (Моя жена - Ведьма)

Ликантропия: Ваша светлость, дама в черном, Тает след в тумане зыбком... Я ответственен, бесспорно, За нелепую ошибку. Но чем строже наказанье, Тем возвышенней прощенье. Как похоже на призванье - Это позднее прозренье. Запоздалость комплимента. Неуверенность ответа. Зазмеившаяся лента, Словно путь в былое лето, В давние воспоминанья Поцелуев рукотворных. Это все-таки призванье, Ваша светлость, дама в черном... Вы уйдете в бесконечность, В листопадное смятенье. Я, спеша, срифмую Вечность С этим траурным Мгновеньем. Время, может быть, излечит, Но заставит с новой болью Ждать суда случайной встречи С неслучайною любовью...

Ликантропия: ВАРВАРЫ Варвары! В хрип переходит крик. Фыркает кровь из груди часового. Всадник к растрепанной гриве приник, Вслед ему грохот тяжелого слова… Варвары! Вздрогнул седой Ватикан. Тяжесть мечей и задумчивых взглядов… Боли не знают, не чувствуют ран, Не понимают, что значит преграда. Город ли, крепость, гора ли, скала… Что бы ни стало – едино разрушат! И византийских церквей купола Молят спасти христианские души. Но и сам Бог что-то бледен с лица… Страх как комок обнажившихся нервов… И под доспехами стынут сердца Старых и опытных легионеров. Хмурое небо знаменья творит, Тучи в движении пепельно-пенном… Варвары! Посуху плыли ладьи К окаменевшим от ужаса стенам. Быль или небыль о предках гласит… Ждет лишь потомков пытливого взгляда, Как Святослава порубанный щит На неприступных вратах Цареграда…

Ликантропия: ГОРИЗОНТ Византийских бровей полукружья К переносью сошлись и - корят... Мне страшнее любого оружья Твой холодный, отточенный взгляд. Разорву колдовское засилье! Дым волос только трону рукой - Рассыпается охристой пылью Снов моих разудалый прибой... Вот сейчас упаду на колени И, целуя каблук сапожка, Буду биться волной песнопений О бетонную твердь потолка. Вот - вскачу на лихого гнедого, Покидая потерянный рай, - Вместо самого высшего слова Улыбнусь, не фальшивя: "Прощай!" И не мальчиком робким, но - мужем Вышибаю засов у ворот! ...Византийских бровей полукружья Предо мною, как горизонт.

Ликантропия: Ты - как древнерусская парсуна, Так светла, наивна и чиста... Но, отвергнув старого Перуна, Не приемлю - нового Христа: Был я сам, как прокопченный идол, Рубленный тяжелым топором, С деревянным и суровым видом Смех и боль встречая напролом. Только дней языческих теченье Ты замкнула... И в недобрый час Я впервые принял всепрощенье, Как религию далеких глаз, И пошел к неведомому богу Наугад, не ведая дорог. Только левую подставить щеку После битой правой - я не смог. Обругав друг друга как попало, Вдруг сцепились помыслы Христа И богов языческих начало В жизни той, что только начата. Я не лезу в бой их правомерный - Пусть рычат, катаясь по траве. Для меня одной святою верой - Те глаза, что тают в синеве.

Ликантропия: Красивых много... Даже слишком много. Но сердцу мало просто красоты. И юноши пускаются в дорогу, С пустынными ветрами став на "ты". И, значит, остается что-то кроме, Как говорили предки: "Ясным днем Невеста в дом вошла - светлее в доме. Жена вошла - теплее стало в нем..." А мы все топчем пыль, сминая версты, Рвем удила, меняем лошадей... И с неба равнодушно смотрят звезды На вечные метания людей. Как хочется нам девственно-кристальных Прелестниц, умниц, лапушек... А что ж? Хоть сами мы совсем не идеальны, Но идеал нам вынь да и положь! А те, чья внешность красками убога, Кто в стороне от столбовых дорог? Потупившись, вздыхаем у порога: "Дай бог им счастья..." Но не щедр бог. А мы опять в рассветной дымке таем, Со старой скукой - в новые пути... И снова ищем. Ищем - и теряем Ту, что могли и не смогли найти.

Ликантропия: Все воздушные замки мои Взяты яростным приступом. Тех, кто их защищал, повязали И взяли в полон. Небеса мои ясные Стали вдруг дымными, мглистыми, Все вокруг - как несбывшийся Сказочный сон. Золотые мечты Вокруг пальца умело обведены: Мои крылья слежались В один полосатый матрас... Мои быстрые кони Цыганами ловко уведены. Мои песни застыли Снежинками брошенных фраз. Ты ушла... Ты прошла, словно ливень. Ты не возвращаешься! Не кричу... Не зову... Не кусаю в бессилии губ. Перед смертью деревья Печально и гордо качаются - Зажимаю ладонью Березовый, розовый сруб... Ты - любовь, ты - мечта, Ты - печаль, Ты - виновница бед моя. Но, тебя извиняя, Себе ежечасно твержу: Ты - как детство... Ты - юность, Ты песня - наивная, светлая... А меня закрутило: Я вновь от себя ухожу. По горам, по лесам, По просторам, глубинам И отмелям - От нелепой надежды: Ушедшую радость вернуть... Видно, вовремя замки мои Разорили и отняли: Впереди - горизонт И свободу дарующий путь.

Ликантропия: Здравствуй! Я вернулся. Слов не нужно, Старый друг и так тебя поймет. Просто я уже закончил службу, Все два года, даже с лишним, вот... Просто захотелось вновь увидеть, Посмотреть, ну как ты тут? И что?.. Я? Да нет, я в общем не в обиде, Жизнь есть жизнь: сплошное "Спортлото". Повезло ему? Что ж, время лечит: Мы так долго были далеки... И дарить цветы, придя под вечер, Мне, понятно, было не с руки. Вам, конечно, было по дороге, Все имело смысл: слова и взгляд... А моя застава по тревоге Вывозила на рубеж ребят. Вы так рано в жизни не вставали, Вы не знали соль и пот дорог. Это ж мы за вас недосыпали, Хоть, понятно, это не в упрек. Главное, чтоб ты была счастливой, Чтоб имела дом, семью, детей... А меня застава научила Не жалеть себя - спасибо ей. Вот, пожалуй, все... Сказал довольно. Улыбнись! Тебе нейдет печаль. И - прощай... Ведь мне почти не больно. Что же делать: это так... А жаль.

Ликантропия: Мне говорят, что я тебя придумал, Что сочинил улыбку и глаза. Что не вгляделся, трезво и угрюмо, Не взвесил "против" и не взвесил "за". Вообразил и доброту, и нежность, И ласку рук, и трепетность ресниц, И детских губ нетронутую свежесть, И душу - без оков и без границ. И невесомый от природы шаг, И чистоту волос золототканых... Пусть все, в конце концов, совсем не так, Но в хороводе образов нежданных Останься выдумкой, несбывшейся мечтой, Полетом птицы, кликом лебединым. Стань мореходной дальнею звездой, Рожденной вдохновением единым. Метелицей по улицам метя, В сомнениях и головокружении, Чтоб понял я, что видел не тебя, А зеркала слепое отраженье. И вот тогда, идя напропалую И не решая: "Быть или не быть?" - Дай силы мне узнать тебя - земную, Увидеть, разглядеть и - полюбить.

Ликантропия: Не бывает любви условной... В небе звезды застыли гроздью. Бьет двенадцать, сегодня в дом мой Обещала прийти гостья. Длинноногая недотрога. Кровь неровно стучится в венах... Что-то стукнуло в раме окон И прошло сквозняком по стенам. Только свет зажигать не буду, Даже если луна в тучах. Если я не поверю чуду, Хоть кому-нибудь станет лучше? Я приму ее руки-тени В ковш горячих моих ладоней. Брошу все дела на неделе Из-за глаз, что ночи бездонней. Пусть не скажет она ни слова, Я прочту сквозь ее молчанье Отрицание - лобового, Понимание - тонких тканей... Озаренье иных мечтаний, Неподвластного измеренья, Разложение сочетаний, Искажение точек зренья. И она, улыбаясь тайно, Мне напомнит, что все бывает... Что уже остывает чайник, Что уже шоколад тает... На прощанье обернется, Бросит взгляд на жилье поэта И сюда уже не вернется. И мы оба поверим в это...

Ликантропия: Хотите, я побуду Вашим псом, Лохматым, романтичным сенбернаром? Хотите, я пребуду Вашим сном, Лирическим или сплошным кошмаром? А может быть, мне сковырнуть звезду? Оправить в серебро и в алых лентах, Приплюсовав шалфей и резеду, Вам поднести коленопреклоненно... Настало время выдачи слонов И превращений черепашек в принцев! В любой любви - гармония без слов, Обычно не обязанность, а принцип, Принципиально - буду Вашим я. Не слишком важно - где, когда, насколько? Закружит нас волшебная струя В прыгучем танце под названьем - полька, Хотите, мы исправим весь сюжет? И повесть станет праздничным романом, Где Ваш полуодетый силуэт Интимно тает в мареве туманном. Душа скользит с нелепой крутизны, Я ухожу, глуша огонь желанья, И на ладони Вашей холм Луны Изысканно целую на прощанье...

Ликантропия: Мой прекрасный палач... Я сейчас непослушная жертва, Никакими тисками нельзя удержать мою страсть. Пусть безносая Смерть направляет горячее жерло,- Есть другая и более, более высшая власть! Мой прекрасный палач... Что вы можете взять, кроме боли? Изощренности женщин еще не положен порог... Мерно капает кровь, но поверьте, что будь в моей воле, Я бы сам вам помог, сунув ногу в "испанский сапог". Мой прекрасный палач... Ваши сладостно-нежные руки Остужают огонь. Я готов на все это, но лишь... Невозможно так долго кричать от тоски и разлуки, Ожидая разрыва горящих страданием мышц. Мой прекрасный палач... Моя вера, любовь и надежда. Почему нам четыре коротких, обрывочных дня Отпустила судьба? Если кожа ползет, как одежда, Вниз с ободранных плеч и вконец обнажает меня... Мой прекрасный палач... Обозначив закат на рассвете, Мне осталось недолго в мучительном свете бродить. Головою отрубленной, падая, сладко отметить Роковой поцелуй на твоей вдохновенной груди...

Ликантропия: Рыцарь Роланд, не труби в свой рог. Карл не придет, он забывчив в славе... Горечь баллады хрипит меж строк В односторонней игре без правил. Им это можно, а нам нельзя. Белое-черное поле клетками. В чьем-то сраженье твои друзья Падают сломанными марионетками. Золото лат уплатило дань, Каждому телу продлив дыхание. Смерти костлявой сухая длань Так не хотела просить подаяния... Много спокойней - прийти и взять Этих парней из породы львиной... Как же теперь королевская рать Без самых верных своих паладинов? Музыка в Лету, а кровь в песок... Совестью жертвовать даже в моде. Плавно и камерно, наискосок, Меч палача над луною восходит. Бурые камни над головой... Господи, как же сегодня звездно... Бог им судья, а о нас с тобой Многие вспомнят, но будет поздно. Брызнуло красным в лицо планет. Как это вечно и как знакомо... Радуйтесь! Рыцарей больше нет! Мир и спокойствие вашему дому...

gingerredwitch: Я поставил любовь на обрыв у реки. Я холодной рукой взвел спокойно курки. Выстрел грянул, как пробка шампанского - хлоп! И в плечо мне хлестнула горячая дробь. Сгустки боли как черного дыма комки... Я прицелился тщательней, с левой руки, Точно в сердце. Упрямо. Качнулся прицел - Снова выстрел... Ну вот, я опять не успел... Ветер выбросил руку, как добрый отец, И швырнул мне к ногам бесполезный свинец. ...Что за сон? Странный сон. Надо б в церкви свечей... Я кривлюсь от бессмысленной боли в плече! (С) Андрей Белянин

alada: "У каждой девочки непременно есть свой бездонный колодец, во тьме которого таится какой-нибудь очередной "он", который не звонит, не приходит, не понимает или еще что-нибудь "не", мучает девочку, болван. Если в колодце никого нет, значит был недавно и скоро, вот буквально на днях, заведется новый, это, я так понимаю, закон природы: всякая замечательная девочка должна целыми днями пялиться в этот проклятый колодец и мучительно размышлять о поведении его обитателя, забыв, что вокруг вообще-то огромный удивительный мир, все чудеса которого, теоретически, к ее услугам. Вернее, были бы к ее услугам, если бы она не воротила нос, бормоча: "Спасибо, не надо", - лишь бы отпустили поскорее обратно к колодцу, смотреть в темноту." (с) Макс Фрай "Пингвин и единорог"

alada: "Вы так жестоки с тем, кто любит вас, Скарлетт. Вы принимаете любовь и держите её как хлыст над головой человека." "Быть непохожей на других… это грех, который не прощает ни одно общество. Посмей быть непохожим на других – и тебя предадут анафеме!" "Войны всегда священны для тех, кому приходится их вести. Если бы те, кто разжигает войны, не объявляли их священными, какой дурак пошел бы воевать?" "… а он сказал, что предпочитает пулю в лоб, чем дуру в жены." Маргарет Митчелл "Унесённые ветром"

Cassiopeia: "Одинокая смотрит луна Из-за тучи, застенчивым оком. Ты сегодня немного пьяна, И, наверно, мне скажешь о многом. Улыбаясь, как прежде не раз, Буду слушать тебя, дорогую, Синевой, не прочитанных глаз, Выжигая на сердце другую. Только знаешь, прошу,- не томи И не мучай придирчивым взглядом. Нет причин умирать от любви, Как и впрочем, опрыскивать ядом По-осеннему вызревший сад Моего торопливого Эго. Замело все дорожки назад Лепестками из белого снега. Ты красива, и даже умна, Что встречалось мне в женщинах редко, Как глоток дорогого вина, И петли роковой табуретка. Стоит выбить её из-под ног, И качнутся уставшие стены… Я себя заготавливал впрок, Для всего, - только не для измены. Может выветрить дурь в голове, Прыгнуть в рясу, податься в монахи, Распрощавшись с ножом в рукаве, Распластаться на кастовой плахе. Ну, а ежели, свистнет мне в след, Кто-то, дерзкой и матерной бранью, Я отвечу ему, как поэт, - Соловьиной малиновой ранью. Только, видимо, я не гожусь На такое благое вот дело, - Лишь губами к плечу прикоснусь, Как душа вылетает из тела. Там, под кожей, чуть теплится кровь, Но, какая в ней жуткая сила. Я бы мог умереть за любовь, Если ты бы меня попросила. Я бы мог тебя выпить до дна, Вместе с водкой, разбавленной соком, Если б только не эта луна, Всколыхнувшая грусть, ненароком." (с)

oregonia: Р.Киплинг Серые глаза - рассвет, Пароходная сирена, Дождь, разлука, серый след За винтом бегущей пены. Черные глаза - жара, В море сонных звезд скольженье И у борта до утра Поцелуев отраженье. Синие глаза - луна, Вальса белое молчанье, Ежедневная стена Неизбежного прощанья. Карие глаза - песок, Осень, волчья степь, охота, Скачка, вся на волосок От паденья и полета. Нет, я не судья для них, Просто без суждений вздорных Я четырежды должник Синих, серых, карих, черных. Как четыре стороны Одного того же света, Я люблю - в том нет вины - Все четыре этих цвета. Перевод К. Симонова PS я скучаю по зеленым.... прочитала его на английском, и оно такое....фигурнокатательное- *четырежды* -*quadruplicate* quads and green...

Ликантропия: Песенка о переселении душ Кто верит в Магомета, кто — в Аллаха, кто — в Исуса, Кто ни во что не верит — даже в чёрта назло всем... Хорошую религию придумали индусы — Что мы, отдав концы, не умираем насовсем. Стремилась ввысь душа твоя — Родишься вновь с мечтою, Но если жил ты как свинья — Останешься свиньёю. Пусть косо смотрят на тебя — привыкни к укоризне, Досадно — что ж, родишься вновь на колкости горазд, И если видел смерть врага ещё при этой жизни — В другой тебе дарован будет верный зоркий глаз. Живи себе нормальненько — Есть повод веселиться: Ведь, может быть, в начальника Душа твоя вселится. Пускай живёшь ты дворником, родишься вновь — прорабом, А после из прораба до министра дорастёшь, Но если туп, как дерево, — родишься баобабом И будешь баобабом тыщу лет, пока помрёшь. Досадно попугаем жить, Гадюкой с длинным веком... Не лучше ли при жизни быть Приличным человеком?! Да кто есть кто, да кто был кем? — мы никогда не знаем. С ума сошли генетики от ген и хромосом! Быть может, тот облезлый кот был раньше негодяем, А этот милый человек был раньше добрым псом. Я от восторга прыгаю, Я обхожу искусы — Удобную религию Придумали индусы!

Ликантропия: ЧЕРНЫЙ ЧЕЛОВЕК Друг мой, друг мой, Я очень и очень болен. Сам не знаю, откуда взялась эта боль. То ли ветер свистит Над пустым и безлюдным полем, То ль, как рощу в сентябрь, Осыпает мозги алкоголь. Голова моя машет ушами, Как крыльями птица. Ей на шее ноги Маячить больше невмочь. Черный человек, Черный, черный, Черный человек На кровать ко мне садится, Черный человек Спать не дает мне всю ночь. Черный человек Водит пальцем по мерзкой книге И, гнусавя надо мной, Как над усопшим монах, Читает мне жизнь Какого-то прохвоста и забулдыги, Нагоняя на душу тоску и страх. Черный человек Черный, черный... "Слушай, слушай,- Бормочет он мне,- В книге много прекраснейших Мыслей и планов. Этот человек Проживал в стране Самых отвратительных Громил и шарлатанов. В декабре в той стране Снег до дьявола чист, И метели заводят Веселые прялки. Был человек тот авантюрист, Но самой высокой И лучшей марки. Был он изящен, К тому ж поэт, Хоть с небольшой, Но ухватистой силою, И какую-то женщину, Сорока с лишним лет, Называл скверной девочкой И своею милою". "Счастье,- говорил он,- Есть ловкость ума и рук. Все неловкие души За несчастных всегда известны. Это ничего, Что много мук Приносят изломанные И лживые жесты. В грозы, в бури, В житейскую стынь, При тяжелых утратах И когда тебе грустно, Казаться улыбчивым и простым - Самое высшее в мире искусство". "Черный человек! Ты не смеешь этого! Ты ведь не на службе Живешь водолазовой. Что мне до жизни Скандального поэта. Пожалуйста, другим Читай и рассказывай". Черный человек Глядит на меня в упор. И глаза покрываются Голубой блевотой. Словно хочет сказать мне, Что я жулик и вор, Так бесстыдно и нагло Обокравший кого-то. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Друг мой, друг мой, Я очень и очень болен. Сам не знаю, откуда взялась эта боль. То ли ветер свистит Над пустым и безлюдным полем, То ль, как рощу в сентябрь, Осыпает мозги алкоголь. Ночь морозная... Тих покой перекрестка. Я один у окошка, Ни гостя, ни друга не жду. Вся равнина покрыта Сыпучей и мягкой известкой, И деревья, как всадники, Съехались в нашем саду. Где-то плачет Ночная зловещая птица. Деревянные всадники Сеют копытливый стук. Вот опять этот черный На кресло мое садится, Приподняв свой цилиндр И откинув небрежно сюртук. "Слушай, слушай!- Хрипит он, смотря мне в лицо, Сам все ближе И ближе клонится.- Я не видел, чтоб кто-нибудь Из подлецов Так ненужно и глупо Страдал бессонницей. Ах, положим, ошибся! Ведь нынче луна. Что же нужно еще Напоенному дремой мирику? Может, с толстыми ляжками Тайно придет "она", И ты будешь читать Свою дохлую томную лирику? Ах, люблю я поэтов! Забавный народ. В них всегда нахожу я Историю, сердцу знакомую, Как прыщавой курсистке Длинноволосый урод Говорит о мирах, Половой истекая истомою. Не знаю, не помню, В одном селе, Может, в Калуге, А может, в Рязани, Жил мальчик В простой крестьянской семье, Желтоволосый, С голубыми глазами... И вот стал он взрослым, К тому ж поэт, Хоть с небольшой, Но ухватистой силою, И какую-то женщину, Сорока с лишним лет, Называл скверной девочкой И своею милою". "Черный человек! Ты прескверный гость! Это слава давно Про тебя разносится". Я взбешен, разъярен, И летит моя трость Прямо к морде его, В переносицу... . . . . . . . . . . ...Месяц умер, Синеет в окошко рассвет. Ах ты, ночь! Что ты, ночь, наковеркала? Я в цилиндре стою. Никого со мной нет. Я один... И - разбитое зеркало...

Ликантропия: А ВЫ МОГЛИ БЫ? Я сразу смазал карту будня, плеснувши краску из стакана; я показал на блюде студня косые скулы океана. На чешуе жестяной рыбы прочел я зовы новых губ. А вы ноктюрн сыграть могли бы на флейте водосточных труб?

Ликантропия: ВАМ! Вам, проживающим за оргией оргию, имеющим ванную и теплый клозет! Как вам не стыдно о представленных к Георгию вычитывать из столбцов газет? Знаете ли вы, бездарные, многие, думающие нажраться лучше как,- может быть, сейчас бомбой ноги выдрало у Петрова поручика?.. Если он приведенный на убой, вдруг увидел, израненный, как вы измазанной в котлете губой похотливо напеваете Северянина! Вам ли, любящим баб да блюда, жизнь отдавать в угоду?! Я лучше в баре блядям буду подавать ананасную воду!

Ликантропия: ВОТ ТАК Я СДЕЛАЛСЯ СОБАКОЙ Ну, это совершенно невыносимо! Весь как есть искусан злобой. Злюсь не так, как могли бы вы: как собака лицо луны гололобой - взял бы и все обвыл. Нервы, должно быть... Выйду, погуляю. И на улице не успокоился ни на ком я. Какая-то прокричала про добрый вечер. Надо ответить: она - знакомая. Хочу. Чувствую - не могу по-человечьи. Что это за безобразие? Сплю я, что ли? Ощупал себя: такой же, как был, лицо такое же, к какому привык. Тронул губу, а у меня из-под губы - клык. Скорее закрыл лицо, как будто сморкаюсь. Бросился к дому, шаги удвоив. Бережно огибаю полицейский пост, вдруг оглушительное: "Городовой! Хвост!" Провел рукой и - остолбенел! Этого-то, всяких клыков почище, я не заметил в бешеном скаче: у меня из-под пиджака развеерился хвостище и вьется сзади, большой, собачий. Что теперь? Один заорал, толпу растя. Второму прибавился третий, четвертый. Смяли старушонку. Она, крестясь, что-то кричала про черта. И когда, ощетинив в лицо усища-веники, толпа навалилась, огромная, злая, я стал на четвереньки и залаял: Гав! гав! гав!

Ликантропия: поэзии ДЕШЕВАЯ РАСПРОДАЖА Женщину ль опутываю в трогательный роман, просто на прохожего гляжу ли - каждый опасливо придерживает карман. Смешные! С нищих - что с них сжулить? Сколько лет пройдет, узнают пока - кандидат на сажень городского морга - я бесконечно больше богат, чем любой Пьерпонт Морган. Через столько-то, столько-то лет - словом, не выживу - с голода сдохну ль, стану ль под пистолет - меня, сегодняшнего рыжего, профессора разучат до последних йот, как, когда, где явлен. Будет с кафедры лобастый идиот что-то молоть о богодьяволе. Склонится толпа, лебезяща, суетна. Даже не узнаете - я не я: облысевшую голову разрисует она в рога или в сияния. Каждая курсистка, прежде чем лечь, она не забудет над стихами моими замлеть. Я - пессимист, знаю - вечно будет курсистка жить на земле. Слушайте ж: все, чем владеет моя душа, - а ее богатства пойдите смерьте ей! - великолепие, что в вечность украсит мой шаг и самое мое бессмертие, которое, громыхая по всем векам, коленопреклоненных соберет мировое вече, все это - хотите? - сейчас отдам за одно только слово ласковое, человечье. Люди! Пыля проспекты, топоча рожь, идите со всего земного лона. Сегодня в Петрограде на Надеждинской ни за грош продается драгоценнейшая корона. За человечье слово - не правда ли, дешево? Пойди, попробуй,- как же, найдешь его!

Ликантропия: ЛЮБОВЬ Мир опять цветами оброс, у мира весенний вид. И вновь встает нерешенный вопрос - о женщинах и о любви. Мы любим парад, нарядную песню. Говорим красиво, выходя на митинг. Но часто под этим, покрытый плесенью, старенький-старенький бытик. Поет на собранье: "Вперед, товарищи..." А дома, забыв об арии сольной, орет на жену, что щи не в наваре и что огурцы плоховато просолены. Живет с другой - киоск в ширину, бельем - шантанная дива. Но тонким чулком попрекает жену: - Компрометируешь пред коллективом.- То лезут к любой, была бы с ногами. Пять баб переменит в течение суток. У нас, мол, свобода, а не моногамия. Долой мещанство и предрассудок! С цветка на цветок молодым стрекозлом порхает, летает и мечется. Одноему в мире кажется злом - это алиментщица. Он рад умереть, экономя треть, три года судиться рад: и я, мол, не я, и она не моя, и я вообще кастрат. А любят, так будь монашенкой верной - тиранит ревностью всякий пустяк и мерит любовь на калибр револьверный, неверной в затылок пулю пустя. Четвертый - герой десятка сражений, а так, что любо-дорого, бежит в перепуге от туфли жениной, простой туфли Мосторга. А другой стрелу любви иначе метит, путает - ребенок этакий - уловленье любимой в романические сети с повышеньем подчиненной по тарифной сетке... По женской линии тоже вам не райские скинии. Простенького паренька подцепила барынька. Он работать, а ее не удержать никак - бегает за клёшем каждого бульварника. Что ж, сиди и в плаче Нилом нилься. Ишь!- Жених! - Для кого ж я, милые, женился? Для себя - или для них?- У родителей и дети этакого сорта: - Что родители? И мы не хуже, мол!- Занимаются любовью в виде спорта, не успев вписаться в комсомол. И дальше, к деревне, быт без движеньица - живут, как и раньше, из года в год. Вот так же замуж выходят и женятся, как покупают рабочий скот. Если будет длиться так за годом годик, то, скажу вам прямо, не сумеет разобрать и брачный кодекс, где отец и дочь, который сын и мама. Я не за семью. В огне и в дыме синем выгори и этого старья кусок, где шипели матери-гусыни и детей стерег - отец-гусак! Нет. Но мы живем коммуной плотно, в общежитиях грязнеет кожа тел. Надо голос подымать за чистоплотность отношений наших и любовных дел. Не отвиливай - мол, я не венчан. Нас не поп скрепляет тарабарящий. Надо обвязать и жизнь мужчин и женщин словом, нас объединяющим: "Товарищи".

Ликантропия: МРАЗЬ Подступает голод к гландам.. Только, будто бы на пире, ходит взяточников банда, кошельки порастопыря. Родные снуют: - Ублажь да уважь-ка! - Снуют и суют в бумажке барашка. Белей, чем саван, из портфеля кончики... Частники завам суют червончики. Частник добрый, частник рад бросить в допры наш аппарат. Допру нить не выдавая, там, где быт и где грызня, ходит взятка бытовая,- сердце, душу изгрязня. Безработный ждет работку. Волокита с бирж рычит: "Ставь закуску, выставь водку, им всучи магарычи!" Для копеек пропотелых, с голодухи бросив срам,- девушки рабочье тело взяткой тычут мастерам. Чтобы выбиться нам сквозь продажную смрадь из грязного быта и вшивого - давайте не взятки брать, а взяточника брать за шиворот!

Ликантропия: НАТЕ! Через час отсюда в чистый переулок вытечет по человеку ваш обрюзгший жир, а я вам открыл столько стихов шкатулок, я - бесценных слов мот и транжир. Вот вы, мужчина, у вас в усах капуста Где-то недокушанных, недоеденных щей; вот вы, женщина, на вас белила густо, вы смотрите устрицей из раковин вещей. Все вы на бабочку поэтиного сердца взгромоздитесь, грязные, в калошах и без калош. Толпа озвереет, будет тереться, ощетинит ножки стоглавая вошь. А если сегодня мне, грубому гунну, кривляться перед вами не захочется - и вот я захохочу и радостно плюну, плюну в лицо вам я - бесценных слов транжир и мот.

Ликантропия: НЕОБЫЧАЙНОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ, БЫВШЕЕ С ВЛАДИМИРОМ МАЯКОВСКИМ ЛЕТОМ НА ДАЧЕ (Пушкино. Акулова гора, дача Румянцева, 27 верст по Ярославской жел. дор.) В сто сорок солнц закат пылал, в июль катилось лето, была жара, жара плыла - на даче было это. Пригорок Пушкино горбил Акуловой горою, а низ горы - деревней был, кривился крыш корою. А за деревнею - дыра, и в ту дыру, наверно, спускалось солнце каждый раз, медленно и верно. А завтра снова мир залить вставало солнце ало. И день за днем ужасно злить меня вот это стало. И так однажды разозлясь, что в страхе все поблекло, в упор я крикнул солнцу: "Слазь! довольно шляться в пекло!" Я крикнул солнцу: "Дармоед! занежен в облака ты, а тут - не знай ни зим, ни лет, сиди, рисуй плакаты!" Я крикнул солнцу: "Погоди! послушай, златолобо, чем так, без дела заходить, ко мне на чай зашло бы!" Что я наделал! Я погиб! Ко мне, по доброй воле, само, раскинув луч-шаги, шагает солнце в поле. Хочу испуг не показать - и ретируюсь задом. Уже в саду его глаза. Уже проходит садом. В окошки, в двери, в щель войдя, валилась солнца масса, ввалилось; дух переведя, заговорило басом: "Гоню обратно я огни впервые с сотворенья. Ты звал меня? Чаи гони, гони, поэт, варенье!" Слеза из глаз у самого - жара с ума сводила, но я ему - на самовар: "Ну что ж, садись, светило!" Черт дернул дерзости мои орать ему,- сконфужен, я сел на уголок скамьи, боюсь - не вышло б хуже! Но странная из солнца ясь струилась,- и степенность забыв, сижу, разговорясь с светилом постепенно. Про то, про это говорю, что-де заела Роста, а солнце: "Ладно, не горюй, смотри на вещи просто! А мне, ты думаешь, светить легко. - Поди, попробуй! - А вот идешь - взялось идти, идешь - и светишь в оба!" Болтали так до темноты - до бывшей ночи то есть. Какая тьма уж тут? На "ты" мы с ним, совсем освоясь. И скоро, дружбы не тая, бью по плечу его я. А солнце тоже: "Ты да я, нас, товарищ, двое! Пойдем, поэт, взорим, вспоем у мира в сером хламе. Я буду солнце лить свое, а ты - свое, стихами". Стена теней, ночей тюрьма под солнц двустволкой пала. Стихов и света кутерьма сияй во что попало! Устанет то, и хочет ночь прилечь, тупая сонница. Вдруг - я во всю светаю мочь - и снова день трезвонится. Светить всегда, светить везде, до дней последних донца, светить - и никаких гвоздей! Вот лозунг мой и солнца!

Ликантропия: Нет. Это неправда. Нет! И ты? Любимая, за что, за что же?! Хорошо - я ходил, я дарил цветы, я же из ящика не выкрал серебрянных ложек! Белый сшатался с пятого этажа. Ветер щеки ожег. Улица клубилась, визжа и ржа: похотливо взлазил рожок на рожок. Вознес над суетой столичной одури строгое - древних икон - чело. На теле твоем - как на смертном одре - сердце дни кончило. В грубом убийстве не пачкала рук ты. Ты уронила только: "В мягкой постели Он, фрукты, вино на ладони ночного столика". Любовь! Только в моем воспаленном мозгу была ты! Глупой комедии остановите ход! Смотрите - срываю игрушки-латы я, величайший Дон-Кихот! Помните: под ношей креста Христос секунду усталый стал. Толпа орала: "Марала! Марррала! Мааарррааала!" Правильно! Каждого, кто об отдыхе взмолится, оплюй в его весеннем дне! армии подвижников, обреченным добровольцам от человека пощады нет! Довольно! Теперь - клянусь моей языческою силою! - дайте любую, красивую, юную, - души не растрачу, <изнасилую>* и в сердце насмешку плюну ей! Око за око! Севы мести в тысячу крат жни! В каждое ухо ввой: вся земля - каторжник с наполовину выбритой солнцем головой! Око за око! Убьете, похороните, - выроюсь! Об камень обточатся зубов ножи еще! Собакой забьюсь под нары казарм! Буду бешенный вгрызаться в ножища, пахнущие потом и базаром. Ночью вскочите! Я звал! Белым быком возрос над землей: Муууу! В ярмо замучена шея-язва, над язвой смерчи мух. Лосем обернусь, - в провода впутаю голову ветвистую с налитыми кровью глазами. Да! Затравленным зверем над миром выстою. Не уйти человеку! Молитва у рта, - лег на плиты просящ и грязен он. Я возьму, намалюю <на царские врата на божьем лике Разина.>* Солнце! лучей не кинь! Сохните реки, жажду утолить не дав ему, - чтоб тысячами рождались мои ученики трубить с площадей анафему! Когда наконец, на веков верхи став, последний выйдет день им, в черных душах убийц и анархистов зажгусь кровавым видением! Светает. Все шире разверзается неба рот. Ночь пьет за глотком глоток он. От окон зарево. От окон жар течет. От окон густое солнце льется на спящий город. Святая месть моя! Опять над уличной пылью ступенями строки ввысь поведи! До края полное сердце вылью в исповеди! Грядущие люди! Кто вы? Вот - я, весь боль и ушиб; вам завещаю я сад фруктовый моей великой души!

Ликантропия: поэзии О ДРЯНИ Слава. Слава, Слава героям!!! Впрочем, им довольно воздали дани. Теперь поговорим о дряни. Утихомирились бури революционных лон. Подернулась тиной советская мешанина. И вылезло из-за спины РСФСР мурло мещанина. (Меня не поймаете на слове, я вовсе не против мещанского сословия. Мещанам без различия классов и сословий мое славословие.) Со всех необъятных российских нив, с первого дня советского рождения стеклись они, наскоро оперенья переменив, и засели во все учреждения. Намозолив от пятилетнего сидения зады, крепкие, как умывальники, живут и поныне тише воды. Свили уютные кабинеты и спаленки. И вечером та или иная мразь, на жену. за пианином обучающуюся, глядя, говорит, от самовара разморясь: "Товарищ Надя! К празднику прибавка - 24 тыщи. Тариф. Эх, заведу я себе тихоокеанские галифища, чтоб из штанов выглядывать как коралловый риф!" А Надя: "И мне с эмблемами платья. Без серпа и молота не покажешься в свете! В чем сегодня буду фигурять я на балу в Реввоенсовете?!" На стенке Маркс. Рамочка ала. На "Известиях" лежа, котенок греется. А из-под потолочка верещала оголтелая канареица. Маркс со стенки смотрел, смотрел... И вдруг разинул рот, да как заорет: "Опутали революцию обывательщины нити. Страшнее Врангеля обывательский быт. Скорее головы канарейкам сверните - чтоб коммунизм канарейками не был побит!"

Ликантропия: ПАРИЖАНКА Вы себе представляете парижских женщин с шеей разжемчуженной, разбриллиантенной рукой... Бросьте представлять себе! Жизнь - жестче - у моей парижанки вид другой. Не знаю, право, молода или стара она, до желтизны отшлифованная в лощеном хамье. Служит она в уборной ресторана - маленького ресторана - Гранд-Шомьер. Выпившим бургундского может захотеться для облегчения пойти пройтись. Дело мадмуазель подавать полотенце, она в этом деле просто артист. Пока у трюмо разглядываешь прыщик, она, разулыбив облупленный рот, пудрой подпудрит, духами попрыщет, подаст пипифакс и лужу подотрет. Раба чревоугодий торчит без солнца, в клозетной шахте по суткам клопея, за пятьдесят сантимов! (По курсу червонца с мужчины около четырех копеек.) Под умывальником ладони омывая, дыша диковиной парфюмерных зелий, над мадмуазелью недоумевая, хочу сказать мадмуазели: - Мадмуазель, ваш вид, извините, жалок. На уборную молодость губить не жалко вам? Или мне наврали про парижанок, или вы, мадмуазель, не парижанка. Выглядите вы туберкулезно и вяло. Чулки шерстяные... Почему не шелка? Почему не шлют вам пармских фиалок благородные мусыо от полного кошелька? - Мадмуазель молчала, грохот наваливал на трактир, на потолок, на нас. Это, кружа веселье карнавалово, весь в парижанках гудел Монпарнас. Простите, пожалуйста, за стих раскрежещенный и за описанные вонючие лужи, но очень трудно в Париже женщине, если женщина не продается, а служит.

Ликантропия: ПОДЛИЗА Этот сорт народа - тих и бесформен, словно студень,- очень многие из них в наши дни выходят в люди. Худ умом и телом чахл Петр Иванович Болдашкин. В возмутительных прыщах зря краснеет на плечах не башка - а набалдашник. Этот фрукт теперь согрет солнцем нежного начальства. Где причина? В чем секрет? Я задумываюсь часто. Жизнь его идет на лад; на него не брошу тень я. Клад его - его талант: нежный способ обхожденья. Лижет ногу, лижет руку, лижет в пояс, лижет ниже,- как кутенок лижет суку, как котенок кошку лижет. А язык?! На метров тридцать догонять начальство вылез - мыльный весь, аж может бриться, даже кисточкой не мылясь. Все похвалит, впавши в раж, что фантазия позволит - ваш катар, и чин, и стаж, вашу доблесть и мозоли. И ему пошли чины, на него в быту равненье. Где-то будто вручены чуть ли не - бразды правленья. Раз уже в руках вожжа, всех сведя к подлизным взглядам, расслюнявит: "Уважать, уважать начальство надо..." Мы глядим, уныло ахая, как растет от ихней братии архи-разиерархия в издевательстве над демократией. Вея шваброй верхом, низом, сместь бы всех, кто поддались, всех, радеющих подлизам, всех радетельских подлиз.

Ликантропия: ПОСЛУШАЙТЕ! Послушайте! Ведь, если звезды зажигают - значит - это кому-нибудь нужно? Значит - кто-то хочет, чтобы они были? Значит - кто-то называет эти плевочки жемчужиной? И, надрываясь в метелях полуденной пыли, врывается к богу, боится, что опоздал, плачет, целует ему жилистую руку, просит - чтоб обязательно была звезда! - клянется - не перенесет эту беззвездную муку! А после ходит тревожный, но спокойный наружно. Говорит кому-то: "Ведь теперь тебе ничего? Не страшно? Да?!" Послушайте! Ведь, если звезды зажигают - значит - это кому-нибудь нужно? Значит - это необходимо, чтобы каждый вечер над крышами загоралась хоть одна звезда?!

Ликантропия: СКРИПКА И НЕМНОЖКО НЕРВНО Скрипка издергалась, упрашивая, и вдруг разревелась так по-детски, что барабан не выдержал: "Хорошо, хорошо, хорошо!" А сам устал, не дослушал скрипкиной речи, шмыгнул на горящий Кузнецкий и ушел. Оркестр чужо смотрел, как выплакивалась скрипка без слов, без такта, и только где-то глупая тарелка вылязгивала: "Что это?" "Как это?" А когда геликон - меднорожий, потный, крикнул: "Дура, плакса, вытри!" - я встал, шатаясь, полез через ноты, сгибающиеся под ужасом пюпитры, зачем-то крикнул: "Боже!", бросился на деревянную шею: "Знаете что, скрипка? Мы ужасно похожи: я вот тоже ору - а доказать ничего не умею!" Музыканты смеются: "Влип как! Пришел к деревянной невесте! Голова!" А мне - наплевать! Я - хороший. "Знаете что, скрипка? Давайте - будем жить вместе! А?"

Ликантропия: ЧТО ТАКОЕ ХОРОШО И ЧТО ТАКОЕ ПЛОХО? Крошка сын к отцу пришел, и спросила кроха: - Что такое хорошо и что такое плохо?- У меня секретов нет,- слушайте, детишки,- папы этого ответ помещаю в книжке. - Если ветер крыши рвет, если град загрохал,- каждый знает - это вот для прогулок плохо. Дождь покапал и прошел. Солнце в целом свете. Это - очень хорошо и большим и детям. Если сын чернее ночи, грязь лежит на рожице,- ясно, это плохо очень для ребячьей кожицы. Если мальчик любит мыло и зубной порошок, этот мальчик очень милый, поступает хорошо. Если бьет дрянной драчун слабого мальчишку, я такого не хочу даже вставить в книжку. Этот вот кричит: - Не трожь тех, кто меньше ростом!- Этот мальчик так хорош, загляденье просто! Если ты порвал подряд книжицу и мячик, октябрята говорят: плоховатый мальчик. Если мальчик любит труд, тычет в книжку пальчик, про такого пишут тут: он хороший мальчик. От вороны карапуз убежал, заохав. Мальчик этот просто трус. Это очень плохо. Этот, хоть и сам с вершок, спорит с грозной птицей. Храбрый мальчик, хорошо, в жизни пригодится. Этот в грязь полез и рад. что грязна рубаха. Про такого говорят: он плохой, неряха. Этот чистит валенки, моет сам галоши. Он хотя и маленький, но вполне хороший. Помни это каждый сын. Знай любой ребенок: вырастет из сына cвин, если сын - свиненок, Мальчик радостный пошел, и решила кроха: "Буду делать хорошо, и не буду - плохо".

Ликантропия: ХОРОШЕЕ ОТНОШЕНИЕ К ЛОШАДЯМ Били копыта, Пели будто: - Гриб. Грабь. Гроб. Груб.- Ветром опита, льдом обута улица скользила. Лошадь на круп грохнулась, и сразу за зевакой зевака, штаны пришедшие Кузнецким клёшить, сгрудились, смех зазвенел и зазвякал: - Лошадь упала! - Упала лошадь! - Смеялся Кузнецкий. Лишь один я голос свой не вмешивал в вой ему. Подошел и вижу глаза лошадиные... Улица опрокинулась, течет по-своему... Подошел и вижу - За каплищей каплища по морде катится, прячется в шерсти... И какая-то общая звериная тоска плеща вылилась из меня и расплылась в шелесте. "Лошадь, не надо. Лошадь, слушайте - чего вы думаете, что вы сих плоше? Деточка, все мы немножко лошади, каждый из нас по-своему лошадь". Может быть, - старая - и не нуждалась в няньке, может быть, и мысль ей моя казалась пошла, только лошадь рванулась, встала на ноги, ржанула и пошла. Хвостом помахивала. Рыжий ребенок. Пришла веселая, стала в стойло. И всё ей казалось - она жеребенок, и стоило жить, и работать стоило.

Ликантропия: поэзии ТЫ Пришла - деловито, за рыком, за ростом, взглянув, разглядела просто мальчика. Взяла, отобрала сердце и просто пошла играть - как девочка мячиком. И каждая - чудо будто видится - где дама вкопалась, а где девица. "Такого любить? Да этакий ринется! Должно, укротительница. Должно, из зверинца!" А я ликую. Нет его - ига! От радости себя не помня, скакал, индейцем свадебным прыгал, так было весело, было легко мне.

Ликантропия: СТИХИ О РАЗНИЦЕ ВКУСОВ Лошадь сказала, взглянув на верблюда: "Какая гигантская лошадь-ублюдок". Верблюд же вскричал: "Да лошадь разве ты?! Ты просто-напросто - верблюд недоразвитый". И знал лишь бог седобородый, что это - животные разной породы.

Ликантропия: Я спросил у ясеня Где моя любимая Ясень не ответил мне Качая головой Я спросил у тополя Где моя любимая Тополь забросал меня Осеннею листвой Я спросил у осени Где моя любимая Осень мне ответила Проливным дождем У дождя я спрашивал Где моя любимая Долго дождик слезы лил За моим окном Я спросил у месяца Где моя любимая Месяц скрылся в облаке Не ответил мне Я спросил у облака Где моя любимая Облако растаяло В небесной синеве Друг ты мой единственный Где моя любимая Ты скажи где скрылася Знаешь где она Друг ответил преданный Друг ответил искренний Была тебе любимая Была тебе любимая Была тебе любимая А стала мне жена Я спросил у ясеня Я спросил у тополя Я спросил у осени...

Ликантропия: Все влюбленные клянутся исполнить больше, чем могут, и не исполняют даже возможного. В. Шекспир

Ликантропия: - Как бы вы предпочли отправиться в свой последний путь? - Дэни: В гробу. (интервью с Cradle of Filth)

Ликантропия: Я - женщина, и значит я - актриса. Во мне сто лиц и тысяча ролей. Я - женщина, и значит я - царица. Возлюбленная всех земных царей. Я - женщина, и значит я - рабыня. Познавшая соленый вкус обид. Я - женщина, и значит я -пустыня, Которая тебя испепелит... Я - женщина. Сильна я по неволе. Но, знаешь, даже если жизнь борьба Я - женщина, я слабая до боли. Я - женщина, и значит я - судьба. Я - женщина, я просто вспышка страсти, Но мой удел - терпение и труд. Я - женщина, я - то большое счастье, Которое совсем не берегут. Я - женщина, и этим я опасна. Огонь и лед навек во мне одной. Я - женщина, и значит я прекрасна, С младенчества до старости седой. Я - женщина, и в мире все дороги Ведут ко мне, а не в какой-то Рим! Я - женщина, я избранная Богом, Хотя этим и наказанная им...

Ликантропия: Жизнь – это эскалатор, движущийся вниз. Чтобы хотя бы находиться на одном месте - приходится идти. Что бы двигаться вверх - приходится бежать… Жизнь, это как сон… Человек живёт своими надеждами, мечтами, он выдумывает свой мир и играет по своим провалам до тех пор пока в голову не приходит сознание реальности, что всё не так как ты хочешь... Жизнь – источник радости; но всюду, где пьет толпа, родники отравлены.

Ликантропия: Одиночество - это ... Когда сутками молчит телефон – это не одиночество. Это – плохие друзья. Когда ты слышишь, как тикают часы – это не одиночество. Это – много свободного времени. Когда некого ждать – это не одиночество. Это – пессимизм. Когда воруешь кусочки чужой жизни, чтобы наполнить свою – это не одиночество. Это – неуверенность в себе. Когда тебе не с кем поговорить и ты начинаешь разговаривать с собой – это не одиночество. Это – болезнь. Когда ты плачешь целыми днями в пустой квартире – это не одиночество. Это – депрессия. Когда ты думаешь, что никто тебя не понимает – это не одиночество. Это – эгоизм. Когда хочется кричать от безысходности – это не одиночество. Это – боль. Когда ты никому не нужен – это не одиночество. Это – самообман. Одиночество – это то, что мы сами придумываем, когда нам никто не говорит три простых слова… Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ.

Ликантропия: "Ад и рай - в небесах", - утверждают ханжи. Я, в себя заглянув, убедился во лжи: Ад и рай - не круги во дворце мирозданья, Ад и рай - это две половины души. Омар Хайям

Ликантропия: "Я лечу раны", - сказало Время. "Я приковываю к земле", - ответила Предубежденность. "Я окрыляю", - возразило Счастье. "А я раню, поднимаю до небес, а потом швыряю на землю", - коварно усмехнулась Любовь. "Это невозможно" - сказала Причина, "Это безрассудно" - заметил Опыт, "Это бесполезно" - отрезала Гордость, "Попробуй..." - шепнула Мечта. "Попробуй.." - шепнула Мечта. "Что? Опять????!" - возмутился Опыт "Хе.. снова из-за меня )))" - улыбнулась Причина "Нет! Из-за меня!!!!" - поспорило Самолюбие "А может... не надо?" - пролепетала Осторожность "Осторожность, иди в ж..пу" - гаркнула Храбрость "Я закрыта на приключения!" - отмазалась Ж..па "А вот и я!" - объявила Решительность "Куда это без меня?" - вопросило Опьянение "Без тебя уже никуда..." - ответило Спокойствие "А может лучше завтра?..." - поинтересовалось Сомнение "Сегодня или никогда!" - отрезало Упрямство "Главное только не как вчера!" - предупредила Обыденность "Вчерашнее не повторится!" - успокоила Глупость "Всё будет по-другому" - соврало Предчувствие "На что-то это похоже.." - задумалась Память "Суки вы все..." - вставая и отряхиваясь процедила сквозь зубы Мечта.

Ликантропия: Каждый человек носит в глубине своего «Я» Маленькое кладбище, Где погребены те, кого он любил…(c)

Ликантропия: Ежик сказал Медвежонку: - Как все-таки хорошо, что мы друг у друга есть! Медвежонок кивнул. - Ты только представь себе: меня нет, ты сидишь один и поговорить не с кем. - А ты где? - А меня нет. - Так не бывает, - сказал Медвежонок. - Я тоже так думаю, - сказал Ежик. - Но вдруг вот - меня совсем нет. Ты один. Ну что ты будешь делать? - Пойду к тебе. - Вот глупый! Меня же нет? - Тогда ты сидишь на реке и смотришь на месяц. - И на реке нет. - Тогда ты пошел куда-нибудь и еще не вернулся. Я побегу, обшарю весь лес и тебя найду! - Нет, - сказал Ежик. - Меня ни капельки нет. Понимаешь? - Что ты ко мне пристал? - рассердился Медвежонок. - Если тебя нет, то и меня нет. Понял?(С.Козлов)

Ликантропия: — Почти идеален. — Почему же почти? — Идеальных нет.

Ликантропия: Абсолютно идеальных пар (в которых обе половинки идеальны) не существуют. Идеальная пара — это пара идеально подходящих неидеальностей.

Ликантропия: — Извините, я опоздал. — Что случилось? — Да ничего, я просто не хотел приходить.

Ликантропия: Когда ты любишь, стук твоего сердца слышат все вокруг, когда ненавидишь – он отдается лишь в твоей голове, когда умираешь – только ты перестаешь его слышать, но он остается с теми, кто тебя любит…

Ликантропия: Если женщина идет с опущенной головой — у неё есть любовник. Если женщина идет с гордо поднятой головой — у неё есть любовник. Если женщина держит голову прямо — у неё есть любовник. И вообще, если у женщины есть голова, то у неё есть любовник!

Ликантропия: Говорят, что даже такая мелочь, как взмах крыла бабочки, может, в конце концов, стать причиной тайфуна на другом конце света. (Теория Хаоса)

Ликантропия: 35 литров воды, 20 киллограм углерода,4 литра аммиака, 1,5 киллограма оксида кальция, 800 грамм фосфора,250 грамм соли, селитры - 100 грамм, 80 грамм серы, 7,5 грамм Фтора,5 граммов железа и 3 грамма кремния. Плюс ещё 15 элементов. <...> Из этого состоит тело среднего взрослого человека. <...> Между прочим, все эти компоненты можно купить на рынке за гроши. Люди стоят дёшево

Ликантропия: — Ты что всё это время стоял здесь и подсматривал?!!! — Нет. Я сидел и подслушивал.

Ликантропия: Я просто хочу быть кому-то нужным. Нужным и необходимым. Мне нужен кто-то, кому я мог бы отдать всего себя — все свое свободное время, все свое внимание и заботу. Кто-то, зависимый от меня. Обоюдная зависимость.

Ликантропия: Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут!

Ликантропия: У всех народов существует такая поговорка: «С глаз долой — из сердца вон». Я же утверждаю, что нет ничего более ложного на свете. Чем дальше от глаз, тем ближе к сердцу. Пребывая в изгнании на чужбине, мы любовно лелеем в памяти любую малость, напоминающую об отчизне. Тоскуя в разлуке с тем, кого любим, в каждом прохожем на улице видим мы дорогие черты.

Ликантропия: — Я не ем рыбу. — Почему? — Рыбы писают в море. — Как и дети. — Я детей тоже не ем.

Ликантропия: — Лев влюбился в бедную овечку. — Какая глупая овечка. — Ну а лев — просто мазохист.

Wilbury: Отвернуться от ненужного света, От свечей и болотных огней И послушай, как призраки ночи Из крови возникают твоей. Дорогая, как полночью тихо. Только ворон кружит в небесах. Свет луны, переменчиво робкий, Отразился в потухших глазах... Сердце жаждет тебя непрестанно, Тьма к тебе, о любовь, так и льнет! И вот слышу я - кровь закипает, Как по рекам - по венам течет! Тот огонь, что в груди своей прячешь Чист, как слезы и сладок, как смерть. А во тьме лишь луна цвета крови И любовь продолжает гореть. ("Испытание близнецов" М.Уйес и Т.Хикмен" )

Tacita: - Я не виноват, меня так учили! - Но почему ты оказался лучшим учеником? Шварц, "Убить дракона". :)))

Kim: Так происходит всегда. ...что в общении двух особей, пусть даже принадлежащих к одной расе и культуре, слова и имена, ключевые для одного, не значат ничего для собеседника, и наоборот. Такая странная вещь - речь, ведь если хочешь, ею можно выразить все, что угодно, хоть устно, хоть на бумаге... Есть только большая вероятность, что тебя поймут неправильно. Лишь тонкая нить слов связывает разумных в единое целое, позволяет понимать друг друга. И как обидно, что, когда раз за разом пытаешься сказать что-то действительно важное - понимания не происходит. Правда у каждого всегда своя, и пустячная шутка вызовет внимание и заинтересованность, а твоя боль и печаль - останутся безответными. Разумеется, исключения бывают, но чудовищно редко. (с) С.Лукъяненко "Геном"

Cassiopeia: Поймал взгляд - удержал душу (с) В. Камша

Cassiopeia: Зачем же в мир, где кровь за кровь, где столько смерти и страданья, Предметом злого поруганья была придумана любовь ? Зачем в сердцах, способных знать высоких чувств переживанья, Так мало силы выживанья, так много силы умирать ? (с) Павел Кашин

opheliac: *актуальное* "Никого не хочу обидеть" - удобная фраза. Произнес ее - и обижай кого хочешь. (с) Терри Пратчетт

Kim: Сегодня у меня появилось во френдленте: Не хочу пробуждаться, когда я хочу спать. Не хочу защищаться, не хочу нападать. Не хочу постоянно следить за сюжетом, Ожидать, опасаясь иметь всё при этом, Этикетом весьма осторожно играть, Выражения лиц и слова подбирать, Не хочу догонять и бояться успеть, Не хочу я совсем ничего не хотеть.

Kim: Владей собой среди толпы смятенной, Тебя клянущей за смятенье всех. Верь сам в себя, наперекор вселенной, И маловерным отпусти их грех; Пусть час не пробил, жди, не уставая, Пусть лгут лжецы, не снисходи до них; Умей прощать и не кажись, прощая, Великодушней и мудрей других. Умей мечтать, не став рабом мечтанья, И мыслить, мысли не обожествив; Равно встречай успех и поруганье, Не забывая, что их голос лжив; Останься тих, когда твое же слово. Калечит плут, чтоб уловлять глупцов, Когда вся жизнь разрушена, и снова Ты должен все воссоздавать с основ. Умей поставить, в радостной надежде, Но карту все, что накопил с трудом, Все проиграть и нищим стать, как прежде, И никогда не пожалеть о том, Умей принудить сердце, нервы, тело Тебе служить, когда в твоей груди Уже давно все пусто, все сгорело, И только воля говорит: "Иди!" Останься прост, беседуя с царями, Останься честен, говоря с толпой; Будь прям и тверд с врагами и друзьями, Пусть все, в свой час, считаются с тобой; Наполни смыслом каждое мгновенье, Часов и дней неумолимый бег, - Тогда весь мир ты примешь во владенье, Тогда, мой сын, ты будешь Человек! Редьярд Киплинг

Cassiopeia: Kim Просто потрясающе! Привяжу ожерелье к ветке – Принимайте подарки, милые! Вчера вечером острым, метким Взглядом черным я был убит. Ну куда мне теперь деться? Через край, выше всякой силы - Черноглазый в моем сердце, И я кажется счастлив… Ох, влип! Капитан. Не сказать, не признаться, Не смотреть и не трогать руками. На нем твердый, алмазный панцирь Из чинов и другой мишуры… Мои милые, в этот вечер Подарите мне морок: с вами Я хочу хоть на ночь поверить, Что однажды возможны мы.(с)

opheliac: Ты садишься в метро и плачешь: «Да что ж такое? Почему она не оставит меня в покое? Неужели её не тошнит от дешёвых драм?» А она, как и прежде, на слёзы плевать хотела. Достаёт свой любимый скальпель, втыкает в тело, Деловито вскрывая недавно заживший шрам. Под одеждой – отметины, ссадины, россыпь скважин, Из тебя вытекает не кровь и не лимфа даже, А глухая тоска и жалость к самой себе, Кислотой выжигая узоры, пятная кожу. Надоело? Знаешь, и ей надоело тоже – Эта вечная бледность и трещина на губе, Неживые игрушки, засохшие насмерть краски, По утрам – усталость, как будто ложилась в каске, Отраженье всмятку. Полдень седьмого дня. У тебя же – помнишь? – звенело, дрожало, пело, Барабаня в венах, где нынче – остывший пепел, Так какого чёрта ты прячешься от огня? Подожди, вот она отвернётся, пожмёт плечами, Аккуратно поставит кружку с зелёным чаем И уедет ночным в Петропавловск, а, может, в Тверь. Ты, конечно, продержишься сутки-другие-месяц, Притворяясь, что камень внутри ничего не весит… Извини, я не знаю, куда ей звонить теперь. (с) Светлана Ширанкова отдавай легко. теряй легко. прощайся легко. (с)

gingerredwitch: Много, поэтому Лимонная долька Занавесив окно, Ибо было оно Нам тогда совершенно некстати, Мы сходили с ума, Предаваясь весьма Неказистому с виду занятью. Не планида, не рок, Не сплетенье дорог – Притяженье, влеченье, и только, Мимолётная власть, Простодушная сласть – Мармеладка, лимонная долька. Голубела звезда, Шелестела вода, Незнакомая птица свистела, И, часы торопя, Мы с тобою себя Не делили на душу и тело. Но делился сюжет На вопрос и ответ, На закат и рассвет над заливом Телефонным звонком, Теплоходным гудком, Неумолчным и неумолимым. Поднималась волна, Надвигалась война, И коса находила на камень, И бежали века, И лежали снега, И вставала тайга между нами. И с тобой от добра Мы искали добра, Что ни вечер перчатки меняя: Что такая судьба, Что сякая труба, Что одна недолга, что другая… Ах, когда бы я знал, Ах, когда бы гадал Сквозь туманы, и годы, и страны, Что на этом балу, На паркетном полу, Много званых – но мало желанных; Остальное не в счёт, Остальное – расчёт, Бухгалтерия, бизнес, и только… Только шёпот впотьмах, Только вкус на губах – Мармеладка, лимонная долька. (С) Борис Вайнер Слова на ветер Я знаю, ты меня поймёшь: Ты на меня как брат похож, А это значит – ты живёшь На белом свете Не для того, чтоб торговать, И воевать, и воровать, А для того, чтобы бросать Слова на ветер. А ветер дикий и шальной И над тобой, и надо мной, Он самого себя порой Не разумеет, Ему на всё даны права, Ему людское – трын-трава, Ему что пепел, что слова – Одна затея! Они как семя упадут, А пропадут или взойдут - Решит за нас высокий суд Легко и чохом. И дни уже наперечёт, И всё что прожито – не в счёт, И скоро поле зацветёт Чертополохом. А если в рост пойдёт зерно И станет деревом оно – Не угадает всё равно Никто на свете В подлесках новых, и лесах, И незнакомых голосах Твой вечный дух – и пух, и прах! – Слова на ветер. (С) Борис Вайнер

Cassiopeia: - Чаю хочешь? -Да не чаю я хочу… (с) Как это всегда бывает с мечтами, мечты их сбылись, но совсем иначе, чем они себе представляли. (с) Жизнь не всегда даёт вторую попытку и что подарки, которые иногда она тебе преподносит, лучше принимать (с) Смотри на каждого человека, как на заброшенный рудник, наполненный алмазами неогранёнными. Баха-Улла. Прости за всё И, ради бога, Перестань мне сниться... (с)

Wilbury: - Какая классная все-таки весна.. - Ты что? У всех осень. - Мне плевать, что у всех. весна, говорю, классная.

Cassiopeia: В этом видно различие между его любовью и моей: будь я на его месте, а он на моём, я, хоть сжигай меня самая лютая ненависть, никогда бы я не поднял на него руку. Ты смотришь недоверчиво? Да, никогда! Никогда не изгнал бы я его из её общества, пока ей хочется быть близ него. В тот час, когда он стал бы ей безразличен, я вырвал бы сердце из его груди и пил бы его кровь! Но до тех пор — если не веришь, ты не знаешь меня — до тех пор я дал бы разрезать себя на куски, но не тронул бы волоска на его голове! (с) Грозовой перевал

alada: Cassiopeia пишет: (с) Грозовой перевал как же я люблю эту вещь...боже...и цитата. спасибо, Кась, я с таким удовольствием это вспомнила.

yuliya1307: Между хорошим обедом и жизнью только та разница, что сладкое подают в конце (с) Роберт Стивенсон В диалоге с жизнью важен не её вопрос, а наш ответ (с) Марина Цветаева

opheliac: "Не знавшим о смерти" лучшее из поэзии, найденной в интернете. Утро - обычное. Сонное. Ясное. Взгляд наизнанку по долгому веку. На ночь себя убаюкивал сказками, Страшно бывало за жизнь человека. Что им? Лежать под тяжёлыми досками Где-то внутри раскалённого ада Или приветствовать мудрых апостолов В дивных просторах библейского сада? Пепел сочится из глаз пострадавшего. Не набирается набранный номер. Ты всё звонишь и звонишь до пропавшего Друга, который вчера уже помер. Воешь отчаянно: Где ты? И слышишь ли? Нет ни ответа, ни смеха, ни взгляда. Свет в тёмной комнате есть или вымышлен? "Есть или вымышлен?" - вторится рядом. Резал ли вены, убит ли безжалостно, В сердце кровавую пулю всадившим, Зверем? Откликнись, пожалуйста... Я подарю тебе новые жилы. Новые руки и новые волосы, Новую печень и новую почку. Где ты? Ответь хоть каким-нибудь голосом! Я ведь тебя собирал по кусочкам! Нет, не красивое серое марево Морга и душное кладбище рядом. Жутко. Кого мы стремимся обманывать, Люди, живущие здесь, за оградой? Время...На всё нужно время для храбрости Жить и не сметь угрожать нашим жизням. Где ты? Вернись и останься до старости. Где ты, ответь? Может скорую вызвать?... Не слышишь...? ... Утро. Последнее. Знала ты? Знал ли? Долго тебя убивали таблетки? Мёртвое тело. Последние факты. Россыпь окурков на лестничной клетке И лишь бессвязные вопли соседки... А был ли...? (с) Лизхен

Cassiopeia: Детство это вовсе не период с рождения до определённого возраста, Просто однажды, Ребёнок вырастает, и забывает детские забавы. Детство – это королевство, где никто не умирает. Эдна Сент-Винсент Миллей

Cassiopeia: Любовь побеждает все, кроме бедности и зубной боли. (с) У любви несметное множество имён. А также ругательных прозвищ. (с) Ставишь статус душераздирающий... и ВСЕ кроме ТОГО, КОМУ ОН ПРЕДНАЗНАЧЕН спросят, что у тебя случилось... (с) Когда я попросил её выйти за меня замуж, она дала мне ответ, полный нежности, романтики, проницательности, красоты и теплоты: – Нет. (с) -Вы никогда не называете её по имени... -Ну какое у неё может быть имя,если она-всё. (с) Она сидит в кафе с компанией, и тут заходит он... как всегда гордый, веселый и даже не смотрит в её сторону... а она сидит расстроенная, и даже не подозревает, что ему только что звонил друг и сказал: "Подходи, тут твоя за соседним столиком" (с) Божжжже, как знакоооомооо Я не ревнивая. Просто меня бесят шлюхи, которые крутятся вокруг него. (с) -Откуда ты знаешь что он тебя любит?? -он знает обо мне саме худшее,но продложает держать меня за руку. (с) Считаешь себя некрасивой? Посмотри на калек и поблагодари Бога за то, что у тебя две руки, ноги и все пальцы на руках. Считаешь себя обделённой? Сходи в приют. И не беси меня больше. (с)

Cassiopeia: "...люди похожи на розы. По каменному сердцу текут алые капли, текут, словно слёзы, но это обман. Боль стихает и сердце превращается в камень. Поэтому любовь умирает и ей уже не возродиться. Где-то я слышал, от кого-то я слышал... Эту наивную историю. Печально, не правда ли?" (с) Аниме "Белый крест"

Riana: Смотри куда идешь, иначе придешь туда, куда смотришь! Анекдот.

Cassiopeia: "...никогда не иди по кругу, пустота не твоя подруга. Твоё сердце забьётся чаще, отрешившись от уходящих. Не пытайся бежать от песни, слушай, чувствуй и ты воскреснешь... Ты поднимешь глаза и встретишь новый день и обнимешь ветер... Это воля воды и лета предвещает ласку рассвета, предвещает, поёт и плачет, для тебя и никак иначе" (с) В. Камша

Cassiopeia: Шекспир. Сонет 132 Люблю твои глаза. Они меня, Забытого, жалеют непритворно. Отвергнутого друга хороня, Они, как траур, носят цвет свой чёрный. Поверь, что солнца блеск не так идёт Лицу седого раннего востока, И та звезда, что вечер к нам ведёт, - Небес прозрачных западное око - Не так лучиста и не так светла, Как этот взор, прекрасный и прощальный. Ах, если б ты и сердце облекла В такой же траур, мягкий и печальный, - Я думал бы, что красота сама Черна, как ночь, и ярче света - тьма!

Cassiopeia: "Знания приумножают скорбь. Скорбь ведет к ненависти. Ненависть приводит к Темной стороне." (с) С 1 сентября!

opheliac: Созвучные сны и похожие жесты, И кто повторяет кого - неизвестно. Нам вместе по-прежнему тесно... И пусть расстояние длят километры, Мы всё ещё связаны нашим секретом, Нас помнит застывшее лето, Застывшее лето. Нам случилось, заметив друг друга, пройти по касательной, Я тебя попрошу - оставляй для меня указатели. Собирай мои сны и расцвечивай их акварелями, Только встреч избегай, выбирая пути параллельные. Нескладные рифмы стихов осторожных, Не трать их напрасно - теперь не поможет. Послушай, я стою дороже Встреч в холостую и нервных прощаний, Сухих сообщений и долгих молчаний. Я стою твоих ожиданий, Пустых ожиданий. Нам друг друга вне времени помнить и маяться третьими, Мы и в следующей жизни с тобой обязательно встретимся. Я узнаю твой цвет, захлебнувшись неверным мгновением, Ты опять не увидишь во мне своего отражения. Созвучные сны и похожие жесты, И кто повторяет кого - неизвестно. Нам вместе по-прежнему тесно. (с) Надя Coal

gingerredwitch: Мой великан голубоглазый, Мой белозубый Аполлон, Когда идешь ты, плещет сразу В ладони свет со всех сторон. Чего бы проще было раньше - Столько жен, подруг, гетер, Но вновь меня ты выбираешь, Хоть взгляд мой прост, и плащ мой сер. Оставив свет науки, войско, Ты спишь у моего плеча, И затекает тёплым воском, Захлёбывается свеча. Мне снится - вечно не покинешь, Дурного не пришлешь письма, Но знаю - скоро ты погибнешь, Ну а я сойду с ума. В огромном мире, странном, сиром, Погрязшем в деньгах и во лжи, Ты слишком умный, добрый, сильный И красивый, чтобы жить. Тебя постигнет пуля, плаха, Яд, секира или плеть. И буду я болеть и плакать, Думать, плакать и болеть. Твой трепет сладкий, свет твой зыбкий, Я лет, быть может, через пять Все буду вспоминать с улыбкой И со слезами вспоминать. Ну а пока звенящей ночью На чёрном роковом коне, Оставив жён, гетер и прочих, Ты скачешь всё-таки ко мне. (С)Сергей Корычев, "Песня девушки"

Cassiopeia: Офи, Джин, душераздирающе! Дурная кровь горькая, как смола. Твоя любовь дала мне так мало. Я целый век тобою жила И вот тебя у меня не стало. Да, что за бред! Куда мне идти? Никто не вывернет рук больнее. Я умоляю: Позволь мне себя спасти. Я обещаю, что не успею... (с)

Wilbury: Держись-ка ты одной песни, куплетов и припева, напой мотивчик, отстучи ритм, подбери слова… и назови ее «Улица отчаяния». Так вот она и называется. Я знаю концовку песни, но не знаю, чем все это кончится. Я знаю (как мне кажется), что значит эта песня, но напрочь не знаю, что все это значит. Может, и ничего. Может, ни то ни другое и не должно ничего значить, есть ведь такая возможность. Ничто — оно всегда есть. ("Улица отчаяния" Иэн Бэнкс )

Basta: Я как всегда, в танке поэтому тему заметила только, что, но с удовльствием присоединюсь. Начну с простенькой цитаты, из любимой мною за чувство юмора Агаты Кристи (писатель, не группа). В уста одного своего персонажа она вложила замечательную фразу:"Девушки с мозгами, так склонны к идиотизму!" Я в верности этого аксюморнчика, сто раз убежадалась, на собственном опыте

Cassiopeia: Этот август прекрасен своим ощущеньем пожара, Он ведет меня в пламя, обнимая, как брат, Он ломает мне кости рукой теплового удара, Одевая в коричнево-красный наряд. Этот город горит, саламандры танцуют фламенко, Гарью пахнет вино и разбавленный яд, Запекается кровью кофейная пенка, Все дороги ведут в ослепительно-солнечный Ад. Этот август безумен своим ощущеньем потери, Как несбыточный дождь в этой дикой жаре, Как ключи от углем нарисованной двери, Как фантомная боль в удаленном ребре.(с)

alada: добралась до своего архива, вот немного любимого: Я люблю твою спину. В неё хочется плакать и умирать. И я умираю. (с) Тот, кто знает любовь без предательства, тот не знает почти ничего. (Вероника Долина) Верхняя часть неба смертным доступна - Мы те же птицы, снявшие крылья, Думали - купят... И эта проклятая купля Доступ понятий чести в умы перекрыла... (Маргарита Пушкина) Люди похожи на дикобразов, бредущих по ледяной долине. Им холодно. Они жмутся друг к другу и колят друг друга иглами. (с) Даже если вечером она кричала ему "Подонок!", за завтраком они зализывают друг другу раны. (Линор Горалик) Не скряги - не жаль, что сердца разбиваются наши. Лишь так справедливо, ведь если не наши, то чьи же? (Белла Ахмадулина) Разлюбить не смогу, но в бреду имя твоё твердить не буду. (Диана Арбенина) И о чём бы ни думала, что бы ни делала, всегда неизменно, неотрывно в думках своих была около него. Так ходит по кругу в Чигире слепая лошадь, вращая вокруг оси поливальное колесо. (Михаил Шолохов) Жизнь наглядно доказывает, что почти всякую хорошую девочку можно сбить с Пути Истинного глупым словосочетанием: "Я без тебя сдохну". И почти всякого хорошего мальчика можно сбить всё с того же Пути Истинного не менее глупым словосочетанием: "Да тебе слабо!" Граждане с противоположной реакцией (девочки, гибнущие на "слабо", мальчики, которые не допустят, чтобы без них кто-то сдох) - соль земли, как мне кажется. (Макс Фрай "Книга одиночеств") Элексиры бессмертия ваши вечно оказываются горькими и вонючими, а от сладких компотов одно оральное удовольствие и никакого душеспасения (Макс Фрай) Мы, извращённые натуры, вообще редко бываем толерантны к большинствам. (Макс Фрай) Они влюблены и счастливы: - Когда тебя нет, мне кажется - ты просто вышел в другую комнату. - Когда ты выходишь в другую комнату, мне кажется - тебя больше нет. (Вера Павлова) - Опять о чём-то думаешь? - А почему бы мне и не думать? - А почему бы свинье не летать? (Льюис Кэрролл "Алиса в стране чудес") Мы все исполнены сил, о которых знать не знаем. Словно море, кишащее всякими диковинками - рыбой и водорослями - и полное движения и жизни. Осторожные зануды строят дурацкие мостики через эти загадочные глубины, боятся замочить ботинки - вдруг испортятся. Мы же, чудаки, прыгаем в поток и отдаёмся на волю волн, нас несёт течением. Пусть это опасно. И пусть на нас с ужасом и стахом смотрят зануды (Ульф Старк "Чудаки и зануды") Basta пишет: :"Девушки с мозгами, так склонны к идиотизму!" как точно! не зря я люблю старушку Агату.) Cassiopeia пишет: Этот август прекрасен своим ощущеньем пожара... Кась, а это тоже Vintra? я видела, что ты многие стихи, которые выкладываешь, подписываешь этим ником... а кто это? её можно где-нибудь почитать? уж очень нравится

opheliac: Между "сейчас или никогда" я теперь чаще спокойно выбираю "никогда". Это совсем не страшно. (с) Когда люди говорят "это длинная история", обычно имеется в виду, что история такая короткая и дурацкая, что стыдно рассказывать. (с) Нужно быть немного схожими, чтобы понимать друг друга, но нужно быть немного разными, чтобы друг друга любить. (c) У меня есть подозрение, что все люди, которых я любила, думали, что я любила кого-то другого. (c) В жизни бывает только одна большая любовь, все предшествующие ей любови - лишь проба пера, а все последующие - наверстывание упущенного. Любовь - это теперь или никогда. (с) Особенно невыносимы идиоты, которые смотрят на тебя как на равного. (с) Говорят всю правду лишь те, кто ничего не ждет друг от друга. Не лжет тот, кому безразличны окружающие. (с) Встреча двух людей — это встреча двух химических элементов. Реакция может и не произойти, но если произойдет — изменяются оба. (с) Ты меня любишь? Я имею ввиду, ты меня любишь по-настоящему? Потому что если нет - мне придётся тебя убить. (с)

Cassiopeia: Офи, сугоище. У снега вкус морской воды и соли, Чужих имен и беспокойных снов. Ты вспоминаешь обо мне без боли, Ведь я лишь снег с британских островов. Опять в метро все станции по кругу, Все те же песни и на сердце муть. Ты пишешь мне: У нас сегодня вьюга... А я читаю: не забудь... забудь... Надломленные пальцы по карманам. В карманах снег и серебро монет. По реверсам ты изучаешь страны, Которых в мире не было и нет. В твоем альбоме чайки Лондонберри Исполнены загадочной тоски, И ловят в воздухе диковинные звери Чернильных роз сухие лепестки. А на дорогах лед засыпан солью И сотни миль по снегу до тебя. Ты обо мне... случайно и безбольно, Как о последней вьюге декабря. (с) Алада, это стихи разных авторов. Те, что я сохранила. Чем сейчас занимается автор и где, я правда не знаю.

opheliac: Безнадежность. Не верю в радостный исход: Один из нас уйдет, уйдет, Махнув крылом, плеснув хвостом, В чужие дали. Ты знаешь, свет в твоих глазах Почти затмил мой давний страх, Но я по-прежнему живу В «садах печали». Как неразумно! — почему Роман служебный я начну, Прекрасно зная наперед, Что будет хуже? Ты будешь счастлив — день, другой, — Но слишком трудно жить со мной, И скоро, скоро стану я Тебе ненужной. Мы разойдемся — я и ты, — И глубь холодной темноты Придет на смену светлым дням И белой ночи; Осенний ветер унесет Тебя совсем в другой полет, А я, оставшись за бортом, Расстроюсь очень: Я буду скрипкой без смычка, Я буду глазом без зрачка — Потом, конечно, все пройдет Осенним утром; Пожав плечами — не судьба! — Найду другого, не тебя, Ведь слезы лить из-за мужчин Довольно глупо. Нет, я не верю в happy-end, Но как же трудно мне, my friend, Я не влюбиться, mon ami, В тебя стараюсь. Mein Herz, не бойся, я сильна, Об этом знаем ты и я — Как вредный плющ, держусь и злюсь, И не ломаюсь. Влюбленный взгляд, невинный флирт — Бессилен сон, не властен спирт Над головой моей больной И непутевой. Я знаю смерть, я знаю страх, Но этот свет в твоих глазах Мне говорит: «Не бойся жить, Попробуй снова!» Я — чья-то горькая мечта — Определенно, не твоя, Но, может быть, я твой кошмар, И злой, и дикий? И теплота, и нежность рук Надоедят тебе, мой друг, И в страшных мыслях обо мне Проснешься с криком. Не верю в радостный исход: Я знаю, кто из нас уйдет, Но этот свет в твоих глазах Слепит и манит, И я зажмурюсь и рискну Нырнуть в морскую глубину, Где тишина и аромат Пионов ранних… Ты — как большой сиамский кот, Ты — как Дракон наоборот, Непредсказуем, как гроза В разгаре лета, И в этом синем хрустале — Покой и нежность на земле, И нескончаемый поток Тепла и света. Я неразумна и слепа, Я невоспитанна — n’est ce pas? Со мною жизнь сложна, страшна И ненадежна; Тебя ждет засуха, пурга, Война друзей, любовь врага, Землетрясение и ужас Невозможный. Метель, и голод, и чума, И подожженные дома, И наводнения, и ливни, И цунами — Все это мелочи, друг мой: Когда ты свяжешься со мной, Куда серьезней будут ссоры Между нами. Не верю в радостный исход: Один из нас уйдет, уйдет. Мне лучше жить, не выходя, В «садах печали», А старый мой, безумный страх Потушит свет в твоих глазах. Хотя… а может быть, рискнуть? Да нет, едва ли… (с) [15—19 июля 1998 г.] Инка, Великий Новогород Опубликовано 27.01.2005

gingerredwitch: (С) Йовин ЧТО ТЫ СКАЖЕШЬ Что ты скажешь в час, когда вернешься С белых гор, не тронутых рассветом? В час, когда из рук опустошенных В грязь падет разорванное знамя? То ль уходишь, то ли остаешься - Что ты скажешь в час, когда вернешься? Что ты ждешь? - Последнего сигнала: Бьет набатом колокол столетний. Звон плывет над каменной долиной, Медный глас, зовущий за собою... В Книге Судеб вырвано начало. Что ты ждешь? - последнего сигнала... Что ты знал, когда решил остаться? Истекло отпущенное время. Чья стрела упала на излете, Меж травы запуталась бессильно - Слов не вспомнить, павшим не подняться, Что ты знал, когда решил остаться ПОСВЯЩАЕТСЯ N.N. Вся наша жизнь - отныне без остатка - Холодный блеск, стальное острие. Не отступить - мной брошена перчатка, Не отступить - вы подняли ее. Не отступить - хоть правил я не знаю, Смертельный финт придержан до поры. Ах, ради Вас - хоть я и не играю, Я принимаю правила игры. И каждый день - без права на ошибку, И не прервать проклятую дуэль. Как Вы милы, как вежлива улыбка... Что ж, выпад точен - Вы попали в цель. Был выбор мой - безумье за отвагу, Был вызов мой - Вы приняли его. У Ваших ног - изломанная шпага, Несбывшейся победы торжество. Приходит час случайного прозренья, За краткий миг - высокая цена. Никто из нас не верит в отступленье, Но никому победа не нужна...

opheliac: И всё наладится. Будут новые крыши. новые здания - выше, выше и выше. а если не нравится - встал, извинился, вышел: ведь мы же "на вы" же (с) А завтра суббота. Завтра все наконец будут счастливы. Потому что все напьются. (с) Хватит спрашивать "как я". Спроси лучше, что мне вчера снилось, или, например, какую музыку я собираюсь сегодня слушать, пока моюсь в душе. А то "как ты" да "как ты", а может быть я не знаю, как я. (с) И вот разуверившись в добрых волшебниках, Последнюю кость закопав под кустами, Собаки, которые без ошейников, Уходят в леса, собирются в стаи... Ты знаешь, у них уже волчьи заботы! Ты слышишь: Грохочет ружейное полымя! Сегодня мне снова приснятся заборы, И лязги цепные под теми заборами. (c) Хотела бы уснуть. На несколько лет вперёд или на несколько лет назад. Спать же 8 часов - весьма бесполезно в моём случае. (с) и неважно сколько тебе лет. и неважно, кто убил тебя на этот раз и если тебе "так больно, как никогда не бывало" и если "мир сегодня рухнул" - это всё ничего он рухнет еще десятки раз ... снова и снова-снова и снова. (с)

Cassiopeia: Ты просто не умеешь уважать тех, кого не получается идеализировать. Твоя любовь— это что-то, слишком далекое от уважения в принципе. Ты чересчур ярко горишь сам, чтобы замечать тех, кто не может с тобой в этом соперничать. (с) Любовь — это богатство, которое ты можешь иметь только в том случае, когда все враги твои истреблены. До этого же, каждый кого ты любишь — заложник, ослабляющий твое бесстрашие и подкупающий трезвость твоего рассудка. Орсон Скотт Кард, Империя Человек чувствует свой долг лишь в том случае, если он свободен. А. Бергсон

Kim: Вот так, нескладно, вполголоса Ни о чем не прошу тебя. Только если возможно, немножечко Посиди тихо возле меня. Без приставки к себе "осторожно" И со словом к тебе "нельзя" Я скитаюсь озябшим волчонком В малахитовой зелени дня. Как жаль, что в жизни нет спроса С тех, кто умеет летать. Как жаль, что нету запроса. На тех, кто умеет ждать. Ритмичность пульсации вправе Сказать, что нет перемен. Но вряд ли в замочную скважину Увидишь весь мир, как он есть. И сложность не в том, что вы были. А сложность вся в том, что вы есть - Безумье мое и бессилье Рядом с теми, кому буду петь Всю жизнь, а может и больше. И если вдруг спросит мой друг: "Малыш, ты был счастлив?" - Отвечу: "Быть может, И чаще, чем сотни вокруг" Вот так нескладно, вполголоса Иногда себе говорю: Не стоит так часто вторгаться в чужое Сознанье со словом "люблю". Не стоит так часто вторгаться в чужое Сознанье со словом "люблю". (с) Светлана Яковлевна Сурганова

alada: Кииим... а я очень люблю стихи Марии Семёновой из её книг о Волкодаве...любимое "Мой враг" уже не единожды обсуждалось в теме Яг/Плю , а вот ещё несколько: *** Одинокая птица над полем кружит, Догоревшее солнце уходит с небес. Если шкура сера и клыки что ножи, Не чести меня волком, стремящимся в лес. Лопоухий щенок любит вкус молока, А не крови, бегущей из порванных жил. Если вздыблена шерсть, если страшен оскал, Расспроси–ка сначала меня, как я жил. Я в кромешной ночи, как в трясине, тонул, Забывая, каков над землей небосвод. Там я собственной крови с избытком хлебнул До чужой лишь потом докатился черед. Я сидел на цепи и в капкан попадал, Но к ярму привыкать не хотел и не мог. И ошейника нет, чтобы я не сломал, И цепи, чтобы мой задержала рывок. Не бывает на свете тропы без конца И следов, что навеки ушли в темноту. И еще не бывает, чтоб я стервеца Не настиг на тропе и не взял на лету. Я бояться отвык голубого клинка И стрелы с тетивы за четыре шага. Я боюсь одного – умереть до прыжка, Не услышав, как лопнет хребет у врага. Вот бы где–нибудь в доме светил огонек, Вот бы кто–нибудь ждал меня там, вдалеке... Я бы спрятал клыки и улегся у ног. Я б тихонько притронулся к детской щеке. Я бы верно служил, и хранил, и берег – Просто так, за любовь – улыбнувшихся мне.. ... Но не ждут, и по–прежнему путь одинок, И охота завыть, вскинув морду к луне. *** Зубов отточен ряд и нехорош мой взгляд: Я — пёс! За -тысячу шагов учует злых врагов Мой нос. Кого-то подстегнёт, кого-то отпугнёт Мой вид. Я схватки не ищу, но в жизни не спущу Обид! Щетина на хребте. Сверкают в темноте Клыки. Я — зверь среди зверей. Ну — у кого острей Клинки?!. ...А ты со мной не схож. Ты кроток, тонкокож, Несмел. Ты в драке не боец. Ты вражеских сердец Не ел!.. Ты только мудрых книг Величие постиг. Твой нрав Опередил наш век. Ты просто — человек. Ты — прав! Неблизок твой рассвет. Покамест даже нет Свечи!.. Но я, матёрый зверь, прошу уже теперь: Учи... *** «За друга — постою! За друга я в бою Суров!» — Твердит любой из нас И повторять сто раз Готов. Но это лишь пока не начался куска Делёж. А жизнь как наподдаст — и друга друг продаст За грош! Споткнёшься невзначай: Дружище, выручай!.. Ничуть. Один из десяти не поспешит пойти Толкнуть. Так что же — дружбы нет? На это дан совет Хорош: Про соли тяжкий пуд, про то, как узнают, Где ложь. Все сто твоих друзей при первой же грозе Видны. А с кем прошёл сквозь тьму, так знай, что нет ему Цены.

Kim: alada А я у Семеновой больше всего люблю "Валькирию", помогла мне в свое время сильно) И совсем оффтоп, простите. У Семеновой совершенно особое отношение к собакам. Меня в свое время это поразило и восхитило в ней, ее мировоззрение. Вообще люблю ее интервью читать не меньше чем книги. Пословица (тоже ведь к цитатам можно отнести): Делай добро и бросай его в воду — Что ж… — сказал Мартин. — Тогда мы будем продолжать играть со спичками. Пока не придут те, кто отберет опасные игрушки у всех сразу. — Ты так уверен, что игры со спичками кончаются пожаром? — спросил ключник. – Я уверен лишь в том, что игры с огнём кончаются потопом. ************************* - Это как в сказке, - поглаживая черную шерстку, отвечал Максим. - про Снежную Королеву, про мальчика Кая, которому осколки ледяного зеркала попали в глаз и в сердце... Любовь - самое отвратительное зеркало! В сердце у меня осколок сидит до сих пор, а из глаза - выпал. Как лучик света. Отразился - и ушел в небо. Так может быть, я снова его увижу, Кот? Этот лучик? И он снова ударит мне в глаза! - Зачем? - интересовался Кот. - Когда у человека любовь в сердце, - ничуть не удивившишь, объяснял Максим, - это только страдание. Страдание и не больше. А вот когда еще и в глазах - любовь...

Альви: alada пишет: а я очень люблю стихи Марии Семёновой из её книг о Волкодаве... Kim пишет: А я у Семеновой больше всего люблю "Валькирию", помогла мне в свое время сильно) Девочкииии Сегодня написала Отпускаю прошедшие дни, Отпускаю вчерашние грёзы, Отпускаю осенние сны, Отпускаю весенние росы. Отпускаю огни городов, Что порой мою жизнь озаряли, Отпускаю былую любовь, Отпускаю былые печали. Отпускаю, что душу сожгло, Отпускаю, что в сердце стучалось. Отпускаю всё то, что ушло. Отпускаю всё то, что осталось… Отпускаю врагов и друзей, Всех, кто в сердце моём отзовётся, Отпускаю. Душа – не музей… Что моё – то вернётся.

yuliya1307: Альви Ты талантище!!! вот это особенно понравилось! Альви пишет: Отпускаю. Душа – не музей… Что моё – то вернётся.

Cassiopeia: Его конек – зауряднейшее снотворное. Простой коматозный вирус, живущий в нас. Реальное зло никогда не оденет черное. Не будет орать под дверью: «Умри сейчас!» Оно так безлико и буднично серо-бежево, Что можно подумать: неважно, я просто сплю. Пока очень тихо, даже подчеркнуто вежливо Дремлющее затягивает петлю. Без пафоса и минимального шороха. И не хохочет над трупами до утра. Зачем? Оно ведь, как правило, бьет без промаха. С легкой поправкой на хиленький щит добра.(с)

alada: Kim пишет: А я у Семеновой больше всего люблю "Валькирию" и я!! эта книга всегда в списке любимых и интервью её я тоже обожаю, она вообще удивительный человек...) жаль, на форуме нет темы про любимые книги. люблю читать и обсуждать.) Альви, чУдно...особенно последние две строчки. Кааася... Cassiopeia пишет: Оно ведь, как правило, бьет без промаха. С легкой поправкой на хиленький щит добра так точно...к сожалению.

Cassiopeia: alada пишет: жаль, на форуме нет темы про любимые книги Никто не мешает её открыть Не флудить!

Kim: Еще один любимый писатель. Всё Акунин: Воюя с мужчинами, применяй мужское оружие, а воюя с женщинами - женское. Вот самурайский кодекс чести, и в нем нет ничего гнусного, потому что женщины умеют воевать не хуже мужчин. Что противоречит чести мужчины-самурая, так это применять против женщин мужское оружие, а против мужчин - женское. Насколько я мог понять из прочитанных книг, главное отличие европейцев от японцев состоит в нравственной основе социального поведения. Христианская культура построена на чувстве вины. Грешить плохо, потому что потом будешь терзаться раскаянием. Чтобы избежать ощущения вины, нормальный европеец старается вести себя нравственно. Точно так же и японец стремится не нарушать этических норм, но по другой причине. В их обществе роль морального сдерживателя играет стыд. Хуже всего для японца оказаться в стыдном положении, подвергнуться осуждению или, того хуже, осмеянию общества. Поэтому японец очень боится совершить какое-нибудь непотребство. Уверяю вас: в качестве общественного цивилизатора стыд эффективнее, чем совесть. Я ни разу не видел, чтобы Добро вступило в единоборство со Злом. Всякий раз одно Зло воюет с другим Злом. Общая тайна, которой ни с кем другим нельзя поделиться, связывает прочнее общего дела или общего интереса. Найти свой путь — самое главное в жизни любого человека. Я глубоко убеждена, что каждый человек неповторимо талантлив, в каждом заложен божественный дар. Трагедия человечества в том, что мы не умеем, да и не стремимся этот дар в ребенке обнаружить и выпестовать. Гений у нас — редкость и даже чудо, а ведь кто такой гений? Это просто человек, которому повезло. Его судьба сложилась так, что жизненные обстоятельства сами подтолкнули человека к правильному выбору пути. Классический пример — Моцарт. Он родился в семье музыканта и с раннего детства попал в среду, идеально питавшую заложенный в нем от природы талант. А теперь представьте себе, дорогой сэр, что Вольфганг Амадей родился бы в семье крестьянина. Из него получился бы скверный пастух, развлекающий коров волшебной игрой на дудочке. Родись он в семье солдафона — вырос бы бездарным офицериком, обожающим военные марши. О, поверьте мне, молодой человек, каждый, каждый без исключения ребенок таит в себе сокровище, только до этого сокровища надобно уметь докопаться! Если летишь в пропасть, не зажмуривайся от страха, а гляди в оба - вдруг удастся за что-нибудь ухватиться. Чему быть, того не миновать, а побарахтаться в любом случае стоит))

Альви: Есть право уйти и право вернуться, Есть право судить и право карать, Есть право уснуть и право проснуться, Есть право забыть-и-не-вспоминать. Есть право любить и право покинуть, Есть право служить прекрасным мечтам Есть право царить, сражаться и гибнуть, Есть право платить по горьким счетам Есть право простить и право запомнить, Есть право учить и право вести, Есть право просить и право исполнить - Как много тропинок! Куда идти? Не поддавайся капризной Судьбе - Выбери путь по себе...(с) автора не знаю... Если автор неизвестен, надо хотя бы ставить копирайт. Модератор

Kim: Вам холодно от собственного ветра, Сегодня он безумствует вдвойне. Еще немного лет и километров И вас убъют на собственной войне. Еще немного глупых приключенией, И в сердце не останется чернил. Когда вы препарируете Мир, Вам холодно от собственных свершений. Труба поет задумчивое ретро, Недвижимы кораблики в порту. Вам холодно от собственного ветра, От собственных заявок на Судьбу, От чьей-то силы, грубо навязавшей Бессмысленные правила игры. Вам холодно от собственной любви, Сбегающей, бегущей, убежавшей... (с) Елена Бушуева

Альви: Между нами с тобою - Слова. как извёстки раствор, Что сцепляет, разделяя, Нас воедино. Их сказать, Тень отбросить от них на страницу (это - переплетение общих страстей, узнаванье друг в друге себя, неотличимости нашей под кожей) - возвести из возможности чистой собор, чтобы стилосом шпиля метил он бесконечность. Когда завтра придёт, оно будет сегодня, И ежели не капля, значит вечность блеснёт порой на кончике пера, Когда чернила наших голосов вокруг теснятся ночью неизбывной И метит лишь раствор границы наших клеток. (с) автора не знаю.

Kim: Неужели не я, Освещенный тремя фонарями, Столько лет в темноте По осколкам бежал пустырями, И сиянье небес У подъемного крана клубилось? Неужели не я? Что-то здесь навсегда изменилось. Кто-то новый царит, Безымянный, прекрасный, всесильный. Над отчизной горит, Разливается свет темно-синий, И в глазах у борзых Шелестят фонари - по цветочку, Кто-то вечно идет возле новых домов в одиночку. Значит, нету разлук. Значит, зря мы просили прощенья У своих мертвецов. Значит, нет для зимы возвращенья. Остается одно: По земле проходить бестревожно. Невозможно отстать. Обгонять - только это возможно Поздравляю себя С этой ранней находкой, с тобою, Поздравляю себя С удивительно горькой судьбою, С этой вечной рекой, С этим небом в прекрасных осинах, С описаньем утрат за безмолвной толпой магазинов. Слава Богу, чужой. Никого я здесь не обвиняю. Ничего не узнать. Я иду, тороплюсь, обгоняю. Как легко мне теперь, Оттого, что ни с кем не расстался. Слава Богу, что я на земле без отчизны остался. Не жилец этих мест, Не мертвец, а какой-то посредник, Совершенно один, Ты кричишь о себе напоследок: Никого не узнал, Обознался, забыл, обманулся, Слава Богу, зима. Значит, я никуда не вернулся. (с) И. Бродский

opheliac: И когда ты решишь, что всё счастье разово, и от сердца вмятина на ребре, Бог возьмёт и положит тебя за пазуху, отнесёт на самый большой хребет и отпустит ласточкой, славкой, горлицей из-под всех заоблачных покрывал. Этот мир прекрасен до спазмов в горле, и Ты проснешься – словно не умирал – синеглазым, смуглым, песчаной отмелью, тростниковой дудочкой между губ, влажным тёплым ветром, летевшим от меня и звенящим звёздами на бегу, тёмным илом, лёгшим на берегу. И река, задумавшись, бросит под ноги золотую рыбку, волшебный плёс. У тебя в ладонях – июль и подвиги, ты в своих ладонях мне мир принёс, положил в карман, оправил платье мне. Этот мир прекрасен, и в горле ком, Я – сундук, наполнена сном, и памятью, и речным горячим твоим песком. И тогда ты решишь, что всё стало правильным и распустишь бантик мне на косе. Этот мир такой, что не видно края в нём. Бог вздохнет и станет тобой – совсем. (с) К. Ващенко

Cassiopeia: Иногда в стекле окна, В пору листопада, Я ловлю в полночный час Отраженье серых глаз Той, что ходит рядом. Той, что за моим плечом Замерла – и еле дышит. Думает, что я не слышу, Что не знаю ни о чем. …Той, что плачет о разлуке С небом, не жалея слез… …Той, что в листьях моет руки, Крася в кровь убитых грез… …Что теперь печальным взглядом Смотрит вдаль сквозь гладь стекла… Осень, я с тобою рядом, Осень, я тобой жива. Нежных губ твоих изломы Мне до странности знакомы, И я знаю, от тебя Пахнет небом октября. Так не прячься, злой ребенок В золоте своих волос, Ты же знаешь, я с пеленок Влюблена в тебя до слез. Ты теперь не одинока – Улыбнусь, печаль тая, Отраженью темных стекол – Я с тобой, сестра моя. (с) Vintra

Kim: Я не люблю фатального исхода, От жизни никогда не устаю. Я не люблю любое время года, В которое я песен не пою. Я не люблю холодного цинизма, В восторженность не верю, и еще - Когда чужой мои читает письма, Заглядывая мне через плечо. Я не люблю, когда наполовину Или когда прервали разговор. Я не люблю, когда стреляют в спину, Я также против выстрелов в упор. Я ненавижу сплетни в виде версий, Червей сомненья, почестей иглу Или, - когда все время против шерсти, Или, - когда железом по стеклу. Я не люблю уверенности сытой, Уж лучше пусть откажут тормоза. Досадно мне, что слово "честь" забыто И что в чести наветы за глаза. Когда я вижу сломанные крылья, Нет жалости во мне, и неспроста: Я не люблю насилья и бессилья, Вот только жаль распятого Христа. Я не люблю себя, когда я трушу, Я не терплю, когда невинных бьют. Я не люблю, когда мне лезут в душу, Тем более, когда в нее плюют. Я не люблю манежи и арены, На них мильон меняют по рублю, - Пусть впереди большие перемены, Я это никогда не полюблю. Пусть впереди большие перемены, Я это никогда не полюблю. (с) В.С. Высоцкий

Cassiopeia: Из всех мужчин можно верить только папе. (с) Всё бывает. Абсолютно всё. Просто кое-что — редко и не со всеми. Но это не значит — ни с кем и никогда. (с) Если дружба закончилась, значит, её и не было. (с) Настоящий друг с тобой, когда ты не прав. Когда ты прав, всякий будет с тобой. (с) « - Я обожаю простые удовольствия. Они – последнее прибежище для сложных натур.» (с) Величие Мастера не в том, чтобы сводить звезды с небесных сфер на землю… Величие – в том, чтобы другие мечтали бы сделать это для него. (с) Только за безнадежные дела стоит по-настоящему сражаться. (с) Никогда не оправдывайся. Друзьям это не нужно, а враги не поверят. (с)

gingerredwitch: Покуда живёшь, поневоле в бессмертие веришь, А жизнь оборвётся - и мир не заметит потери, Не вздрогнет луна, не осыпятся звёзды с небес. Единый листок упадёт, но останется лес. В младенчестве сам себе кажешься пупом Вселенной, Венцом и зерцалом, вершиной людских поколений, Единственным "Я", для которого мир сотворён, Случится исчезнуть - тотчас же исчезнет и он. Но вот впереди распахнутся последние двери. Погаснет сознанье - и мир не заметит потери. Ты ревностью бредишь, ты шепчешь заветное имя, На свадьбе чужой веселишься с гостями чужими, Ты занят делами, ты грезишь о чём-то желанном, О завтрашнем дне рассуждаешь, как-будто о данном, Как-будто вся вечность лежит у тебя впереди, А сердце вдруг - раз! - и споткнулось в груди. Кому-то за звёздами, там, за последним пределом, Мгновения жизни твоей исчислять надоело. И всё. Под ногой пустота. И окончен разбег. И нет человека. А точно ли был человек? И нет ни мечты, ни надежд, ни любовного бреда. Одно поражение стёрло былые победы. Ты думал: вот-вот полечу, только крылья оперил! А крылья сломались - и мир не заметил потери. (С) Мария Семенова Была мечта увидеть горы, Взойти по ним на небеса, Туда, где ветер синеперый Рвет облака на паруса. Мечта сбылась - я там, где светел Снегов не тающий узор, Но я бы мог прожить на свете, Прожить без этих вечных гор. Была мечта увидеть море, Где солнце зной дарует нам, Где золотая на просторе Скользит русалка по волнам. Мечта сбылась - я там, где ветер Уносит вдаль рыбацкий челн, Но я бы мог прожить на свете, Прожить без этих шумных волн. Была мечта увидеть радость, Твое лицо, твои глаза, В которых солнце отражалось, И отражались небеса. Мечта сбылась - рассветной ранью Твои глаза нашли меня. Мне не привыкнуть к их сиянью, Мне не прожить без их огня. (С) С.Сурганова

gingerredwitch: О.Медведев, Гимн небесных связистов Время идет - не видать пока На траверзе нашей эры Лучше занятья для мужика, Чем ждать и крутить верньеры. Ведь нам без связи - ни вверх, ни вниз, Словно воздушным змеям. Выше нас не пускает жизнь, А ниже - мы не умеем. В трюмах голов, как золото инков, Тлеет мечта, дрожит паутинка. Прямо - хана, налево - сума, направо - тюрьма, А здесь - перекрестье. В нем - или-или, И шхуна уходит из Гуаякиля. Не удивляйся - именно так и сходят с ума. Плохо, коли на связи обрыв. Тускло на дне колодца. Но встать и выползти из норы - Что еще остается? Там, у поваленного столба, Скорчиться неказисто. И если медь запоет в зубах - То значит небо зовет связиста. Вспомни, как было: дуло сквозь рамы В мерзлую глушь собачьего храма. Иней с латуни, пепел с руки - казенный листок. Вспомни, как вдруг искрящимся жалом По позвоночнику пробежала Самая звездная, самая звонкая из частот. Дышит в затылок чугунный мир, Шепчет тебе: “Останься!” Но ты выходишь, чтоб там - за дверьми - Ждать своего сеанса. Чтоб этому миру в глаза швырнув Пеплом своих пристанищ, Крикнуть ему: “Я поймал волну! Теперь хрен ты меня достанешь!” Бризы Атлантики целовали Руки, горящие на штурвале. Под Антуаном - синее море и облака. Вдаль, над плечом - не встречен, не найден - В небе летит пылающий Лайтинг, Краткий сигнал, последний привет на всех языках. Выпадет шанс - и некто святой Придет спасать твою душу. Ты встанешь, схватишь его за грудки И будешь трясти как грушу, Ты скажешь: “Мне не надо спасительных слов. Их своих у меня - как грязи. Мне не надо ни стен, ни гвоздей, ни холстов, Слышишь - дай мне канал связи!” Первые звуки, пробные строки, Сладкие муки тонкой настройки. Кокон в пространстве - сам себе волк, товарищ и князь, Каменный пес, персона “нон грата”, Вечный дежурный у аппарата Ждет, когда небо вспомнит о нем и выйдет на связь… Что-то мимо нас, мимо нас, мимо нас По касательной, по боку. Ты не прячься, небо, не уходи, или уж отпусти совсем! Робкая снежинка забывающих глаз, Прокуси мое облако. Ты не сердись на меня - это я так, пошутил, не сердись…

Альви: Cassiopeia пишет: Только за безнадежные дела стоит по-настоящему сражаться. (с) gingerredwitch пишет: А крылья сломались - и мир не заметил потери. "Как будто бы железом, обмакнутым в сурьму, Тебя вели нарезом По сердцу моему" (с) Расул Гамзатов Когда бездумно пророчит лето, А человеку 16 лет, И столько веры в свои победы, И в то, что Бога не свете нет. И вечер тёплый, и ветер южный, И окрыляет избыток сил... И очень важно, и очень нужно, Чтоб кто-то бережно объяснил Что жизнь проходит, меняет краски, То зачелует, то отомстит. Не всё то горе, что нету счастья, Не всё то золото, что блестит. Что в мире много таких вопросов, Где не ответить начистоту. Что резать вены - ещё не способ Свою доказывать правоту. (с) Екатерина Горбовская

opheliac: Ты наверное никогда не замолкаешь? Наверно даже во сне бормочешь: оскорбляешь подушку, обличаешь одеяло и насмехаешься над матрасом. (с) А ты правда ко мне из сказки пришёл, да? - Угу. - А из какой? - Из доброй. - Выгнали, да? (c) Если врага нельзя уничтожить, с ним нужно подружиться. Потом легче уничтожить друга. (с) Дурная привычка: объяснять что-то тем, чьё понимание тебе не нужно. (с) Обычная ошибка тех, кто любит - не чувствовать, когда их перестают любить. (с) Рано или поздно наступает минута, когда впереди только прошлое, а будущее позади. (с)

opheliac: Нет, доктор, меня не портят - а умирают. Вспороли все мои струны подряд, пройдохи. Они меня не умеют. Перевирают. Фальшивят меня, бросают на полувздохе. Играют меня по-школьному, зло, громоздко, Не чувствуют сути! Жалуешься - угрозы. А если б они прислушались! Если б мозга Коснулся сигнал - ведь были бы виртуозы! Но вывернут так - себя не узнаешь в зеркале. А я открываюсь искренне, без условий. И плачу: За что ж вы так меня исковеркали?.. Они мне: Да ну, сам черт в тебе ногу сломит. Мальчишки ведь, дети - что бы хоть понимали! Хохочут, кричат, с размаху бьют по плечу! Но вот расшалились, доктор, - и доломали. Не трогайте, доктор, хватит. Я не звучу. (с) Вера Полозкова

alada: opheliac пишет: Вера Полозкова Она отказывалась говорить о своих нервах. Стоит только начать, и бог весть куда это может завести. Далеко, слишком далеко, в пропасть, во мрак. Туда, куда она боялась заглядывать. Врать - сколько угодно, но только не оборачиваться. (с) Делать небольшие ставки и выигрывать "по маленькой" всё равно лучше, чем лежать в темноте под одеялом... (с) В чём вообще можно быть уверенным? Сегодня тебе хочется одного - сдохнуть, а завтра просыпаешься и понимаешь, что нужно было всего лишь спуститься на несколько ступенек, нащупать на стене выключатель и увидеть жизнь в совсем ином свете...(с) Она никак не могла собрать в единое целое себя Раскованную и себя Недоверчивую. Одна всё время смотрела на другую, морща нос. Печально, но факт. Но иногда, иногда... Иногда ей удавалось разобраться в себе, и тогда две зануды сливались в одну - глупую и беспомощную. Иногда ему удавалось её обмануть. (с) Анна Гавальда "Просто вместе"

opheliac: еще Полозкова. Бернард пишет Эстер: «У меня есть семья и дом. Я веду, и я сроду не был никем ведом. По утрам я гуляю с Джесс, по ночам я пью ром со льдом. Но когда я вижу тебя – я даже дышу с трудом». Бернард пишет Эстер: «У меня возле дома пруд, Дети ходят туда купаться, но чаще врут, Что купаться; я видел все - Сингапур, Бейрут, От исландских фьордов до сомалийских руд, Но умру, если у меня тебя отберут». Бернард пишет: «Доход, финансы и аудит, Джип с водителем, из колонок поет Эдит, Скидка тридцать процентов в любимом баре, Но наливают всегда в кредит, А ты смотришь – и словно Бог мне в глаза глядит». Бернард пишет «Мне сорок восемь, как прочим светским плешивым львам, Я вспоминаю, кто я, по визе, паспорту и правам, Ядерный могильник, водой затопленный котлован, Подчиненных, как кегли, считаю по головам – Но вот если слова – это тоже деньги, То ты мне не по словам». «Моя девочка, ты красивая, как банши. Ты пришла мне сказать: умрешь, но пока дыши, Только не пиши мне, Эстер, пожалуйста, не пиши. Никакой души ведь не хватит, Усталой моей души». (с) осень опять надевается с рукавов, электризует волосы - ворот узок. мальчик мой, я надеюсь, что ты здоров и бережёшься слишком больших нагрузок. мир кладёт тебе в книги душистых слов, а в динамики - новых музык. город после лета стоит худым, зябким, как в семь утра после вечеринки. ничего не движется, даже дым; только птицы под небом плавают, как чаинки, и прохожий смеется паром, уже седым. у тебя были руки с затейливой картой вен, жаркий смех и короткий шрамик на подбородке. маяки смотрели на нас просительно, как сиротки, море брызгалось, будто масло на сковородке, пахло темными винами из таверн; так осу, убив, держат в пальцах - "ужаль. ужаль". так зареванными идут из кинотеатра. так вступает осень - всегда с оркестра, как фрэнк синатра. кто-то помнит нас вместе. ради такого кадра ничего, ничего, ничего не жаль. (с)

alada: opheliac пишет: кто-то помнит нас вместе. ради такого кадра ничего, ничего, ничего не жаль. одно из моих любимых у неё. я была в "практике", на её спектакле/концерте, это стихотворение она читала сама. на этих строчках меня порвало в клочья...ничего, ничего, ничего не жаль...(с)

opheliac: alada пишет: читала сама. на этих строчках меня порвало в клочья...ничего, ничего, ничего не жаль...(с) да, умеет она вынимать из души три души. такие стихи только и надо читать вслух, но смелости не хватает.// Где твое счастье, что рисует себе в блокноте в порядке бреда? Какого слушает Ллойда Уэббера, Дэйва Мэтьюса, Симпли Рэда? Что говорит, распахнув телефонный слайдер, о толстой тетке, разулыбавшейся за прилавком, о дате вылета, об отце? Кто ему отвечает на том конце? Чем запивает горчащий июньский вечер, нефильтрованным темным, виски с вишневым соком, мохито, в котором толченый лед (обязательно чтоб шуршал как морская мокрая галька и чтоб, как она, сверкал) Что за бармен ему ополаскивает бокал? На каком языке он думает? Мучительнейший транслит? Почему ты его не слышишь, на линии скрип и скрежет, Почему даже он тебя уже здесь не держит, А только злит? Почему он не вызовет лифт к тебе на этаж, не взъерошит ладонью челку и не захочет остаться впредь? Почему не откупит тебя у страха, не внесет за тебя задаток? Почему не спросит: - Тебе всегда так сильно хочется умереть? (с) Полозкова

Tacita: "Государственная мудрость состоит не в том, чтобы плыть наперекор ветру, а в том, чтобы вовремя подставить под него парус" "Воля - это то, что заставит тебя побеждать, когда твой рассудок говорит тебе, что ты повержен" Источники назвать не могу, не знаю). Но эти фразы здорово помогают в жизни))

Cassiopeia: opheliac пишет: Бернард пишет Эстер: «У меня есть семья и дом. Я веду, и я сроду не был никем ведом. По утрам я гуляю с Джесс, по ночам я пью ром со льдом. Но когда я вижу тебя – я даже дышу с трудом». Офи, вынос мозга.

alada: года два назад мама лучшей подруги подарила мне небольшой сборник японской лирики. и я влюбилась...) Мацуо Басё *** В жару крестьянин Прилёг на цветы вьюнка. Так же прост наш мир. *** Ты свечу зажёг. Словно молнии проблеск, В ладонях возник. *** Вновь встают с земли Опущенные дождём Хризантем цветы. *** Верь в лучшие дни! Деревце сливы верит: Весной зацветёт. Сарумару-Даю Далеко в горах По красной листве клёнов Ступает олень. Я услышал его крик, Так грустно осень идёт. Аривара-Но Юкихира Мы в разлуке, но На вершинах Инаба Прислушиваюсь К шепоту горных сосен: Я снова вернусь к тебе. Фудзивара-Но Корэма Знаю, нет вокруг Никого, кто скажет, что Я - его печаль. Стоит ли радоваться, Принадлежа лишь себе?

Cassiopeia: "По моим наблюдениям, друзьями шефа, как правило, становятся люди, которых он в свое время поленился убивать, – при его профессии свести близкое знакомство каким-то иным способом довольно затруднительно."(с) Фрай Алад, я прямо завидую тому, что у тебя есть этот сборник! Восхитительно.

alada: Фрааай...о-бо-жа-ю. простыми словами и всегда в точку. Cassiopeia пишет: я прямо завидую тому, что у тебя есть этот сборник приезжай на Капу, я тебе такой подарю, только побольше, честно *умильно заглядывает в глаза*

alada: Женщину теряешь так же, как свой батальон: из-за ошибки в расчетах, приказа, который невыполним, и немыслимо тяжких условий. И еще из-за своего скотства. (Эрнест Хеммингуэй) А вот одиночество - настоящее одиночество без всяких иллюзий - наступает перед безумием или самоубийством (Эрих Мария Ремарк) Кто одинок, тот никогда не будет покинут. Но иногда, вечерами, рушится этот карточный домик, и жизнь оборачивается мелодией совсем иной – преследующей рыданиями, взметающей дикие вихри тоски, желаний, недовольства, надежды – надежды вырваться из этой одуряющей бессмыслицы, из бессмысленного кручения этой шарманки, вырваться безразлично куда. Ах, жалкая наша потребность в толике теплоты; две руки да склонившееся к тебе лицо – это ли, оно ли? Или тоже обман, а стало быть, отступление и бегство? Есть ли на этом свете что-нибудь кроме одиночества? (Эрих Мария Ремарк)

Cassiopeia: Марсианские Боги живут там, где солнце не тонет, Опускаясь на алые волны барханов. Там, где звездный песок проливается им на ладони, Оставляя сквозные, искристые раны. Меж расколотых плит и оплавленных временем башен Марсианские Боги танцуют, звеня бубенцами... Только б нам не забыть: миг прощанья не страшен, Если все, что случилось - случилось не с нами. Под холодной луною не мы покидали, как воры, Этот берег, разорванный смертью на части, И во мраке не наш растворялся серебряный город, Не над нами рвались от ветров корабельные снасти. Возле сумрачных скал, под багровым от крови закатом Превращались изгнанники в лунные тени, И пески хоронили их славу, знамена и латы, И сменялись веками часы и мгновенья. Марсианские Боги идут средь пустующих пашен. Там, где тень моя ищет тебя меж другими тенями. Только б нам не забыть: миг прощания... страшен! Даже если все то, что случилось - случилось не с нами. (с) Алад, не дразни меня! Капа - сейчас моя главная сердечная боль((

alada: цепануло. "я поражаюсь, сколько странных НЕмужчин развелось. вместо того, чтобы защищать, и помогать, и любить, они кричат: «спааааси меня!!!» и ломают всю твою жизнь, и все твои принципы, и все что у тебя было «до». причем вначале они милые и чудесные, и такие настоящие мужчины. и ты вся такая принцесса, а потом бааабааах…..и ты остаешься в чистом поле с примитивным орудием защиты. и вынуждена уже просто с огромными испуганными глазами тупо отбиваться от своего принца, который ползет из развалин вашего замка и продолжает орать: «нууу спааасссиии меня!! или люби таким, какой я есть!! потому что я не хочу потрудиться и поменяться, мне леееень!!! Ну потееерпиии меня, ты же меня любишь,у меня кроме тебя никого нет!!!». разумеется, у него больше нет такой доброй дуры, которая столько вынесет…" (с)

gingerredwitch: А. и Б. Стругацким Теперь в Арканаре не то, что полвека назад. Мы и сами не те. Запрятана совесть на дальнюю полку; любовь не стоит за окном... Вчера в метрополию звали. Хотелось, но здесь я – в родной пустоте, А там бы жила во всеобщем уютном довольстве, но всё же чужом. Мы стали стары, и, что самое страшное, духом - И чтоб не подохнуть, мы стерпим плевок и удар. Мы в страхе всё время, когда не бываем «под мухой»... И это мой дом, это мой золотой Арканар. Теперь в Арканаре не то, что полвека назад и не то, что вчера: То серое воинство юных скотов, то монахи с мечами – бардак! И головы мудрых людей пополняют корзины под крики «ура», И песен уже не споёшь, и картины уже не попишешь никак. Но главное – как мы бухаем, ого! – в подворотнях, в домах, в кабаках; Лежат бездыханные наши тела без надежды проснуться в раю... Вчера в очень странном притоне я слушала сказки о добрых богах, Что наши поддатые души спасают - может, спасут и мою. Власть, заменяя другую, свергается третьей. Король наш отравлен, наместник нечестен и стар. Всё чаще казним, и всё реже рождаются дети - Но это мой дом, мой родной, мой больной Арканар. Теперь в моём доме такие дела, о которых напишут потом, Что был-де период расстройства умов, но за ним наступил ренессанс! А как вам такое – нечаянно встать в лужу крови в подъезде своём? Конечно, свобода и братство наступят, но это случится без нас. Мы встретимся молча, столетья спустя, на рассвете И будем взирать, как с земли поднимается пар, Как над Арканаром зелёное солнышко светит И птицы поют, и, проснувшись, поёт Арканар... Ведь, чёрт побери, это всё-таки мой Арканар... (С) Е. Болдырева

alada: gingerredwitch пишет: Теперь в Арканаре не то, что полвека назад. Мы и сами не те. Джинджи, это ТАК в тему... пишу сейчас для студенческой газеты признание в любви рецензию на "Трудно быть Богом"...Арканар прочно сидит у меня в голове. такие строчки точные, сильные... спасибо в очередной раз за "наводку" на Болдыреву Милая Герда, что тебе этот Кай? Он Королеве Снежной подходит больше. Горькая vita станет едва ли dolce, Сколько её капризам ни потакай... Милая Герда, "вечность" в кусочках льда Так серебрится! – долго глядеть опасно. Милая Герда, разве тебе не ясно: Сердце растает – душу зальёт вода! Ну, разверни оленя, назад, назад, Ты же своей любовью погубишь Кая, Что ему, в самом деле, любовь людская? – Он Королеве Снежной смотрел в глаза! Ну, не глупи, придумай другой финал – Бабушке корвалола накапай в чашку. Кая забудь, он – прожитый день, вчерашний. Он о тебе ни разу не вспоминал... (Вероника Сенькина)

alada: ...можно списать на весну и послать всех на х*й стать самой праведной, а над плахой с кровью, да в смирительной чтоб рубахе в небо синее заорать. ведь мне есть что тебе сказать. мне есть что тебе сказать! говорят мы любим всегда не тех, и не тех калечим. может время лечит тебя, но меня не лечит я углями слов разъедаю плечи, я из трещин губ выжимаю сок. а твоя откровенность меня калечит пулемётной очередью в висок. (Виктория Миловидова) Расстояние - лучший врач. Расставания больше встреч. Драгоценно то, что хватило ума не присвоить, не сфотографировать, не облечь Ни в одну из условностей; молчанье точней, чем речь. Того, чего не имеешь – не потерять. Что имеешь – не уберечь. (с) Вера Полозкова

Cassiopeia: Алад, утащила стих про Герду в тему ЯгПлю. Я тебя обожаю.

alada: вот ещё обожаемая и до дрожи откровенная Вера Павлова: *** Сквозь наслоенья дней рождений все лучше виден день рожденья. Сквозь наслоенья наслаждений все наслажденней наслажденье вобрать и задержать в гортани большой глоток дождя и дыма... Чем ближе мы подходим к тайне, тем легче мы проходим мимо. * * * Как Мириам, как Жанна, ты пребываешь девой, сколько б ни воображала, будто гуляешь налево, сколько бы ни гуляла, с кем бы ни залетала, любовь, ты - вечная дева, нескончаемое начало. * * * Увидеть тебя и видеть, и видеть тебя, и видеть, и видеть, и вдруг решиться поднять на тебя глаза... * * * Снаружи это называется Подъезд. И изнутри - Подъезд. Скажи, нелепость? Ему бы надо называться Крепость, Мотель Для Мотыльков на сотню мест чудесно спальных. Голубям - карниз, а нам с тобой - двуспальный подоконник. где птицам - вверх, там нам с тобою - вниз. Но ведь не на пол же, неистовый поклонник, не на пол? На пол. Кафелем разбит на параллели и меридианы, качнулся мир. Пять этажей знобит. Скажи, а ты, как я? Такой же пьяный? Ты на коленях предо мной, а я перед тобой, не важно, что спиною, повержены - скажи, душа моя? - любовью. Подзаборною. Земною. * * * Что завтра? Завтрак. Завтракать вдвоем, и послезавтракать вдвоем, и после обеда спать с ребенком, если в ясли, проспав, его решили не вести, и долго ужинать - до девяти, до информационной до программы - что нового? А то, что самый-самый любимый муж на свете - это ты, что больше не боюсь ни простоты, ни старости, что дом - прообраз храма, что завтра - завтрак. * * * Дневник, в котором слово Ты встречается едва ли не чаще, чем Я, в котором настоящее время - так, для красоты, в котором не слова - кристаллы, как соль на нитке (опыт, пять по физике) - все солью стало, что было сердцем, переворачивавшимся в груди, как плод на восьмом месяце, от внезапного: ты где-то здесь... * * * А может быть, биенье наших тел рождает звук, который нам не слышен, но слышен там , на облаках и выше, но слышен тем, кому уже не слышен обычный звук... А может, Он хотел проверить нас на слух: целы? без трещин? А может быть, Он бьет мужчин о женщин для этого? * * * Жизнь меня ловила на живца и ловила. Так вкусна наживка, что готова повторять ошибку до крючка, до точки. Без конца

opheliac: Ты был вожаком, и щенки истекали желанием стать тобой. Ты был беспощадным,шакалы не смели заметить твоих седин. Но шкуры линяли, и падали луны, и падаль всходила травой. Вчера за тебя была стая, Акела. Сейчас ты остался один. Ты слишком ослаб, твои когти застряли в загривках охот и побед. Шакалы ведут за рукав твою старость, они уже взяли твой след. Им хочется видеть, как ты подыхаешь, больной и покорный, как пёс.Но я не отдам твоё тело, Акела, врагам не отдам твоих слёз. Как рано. Рассвет заалеет, как рана - пока же не слышно и птиц. Крадусь, не дыша, прикрываясь туманом, охоте приходит конец. Ты спишь на земле,твои боги, Акела, зажмурившись, падают ниц. Я сделаю то, что они не посмели. Ты сам так учил, отец. (c) hero_in Колокольчик звенит. Герда бьёт по будильнику и продолжает спать. Кай придёт разбудить, Кай подарит цветы, насмешит, позовёт гулять. Он прекрасен, как Бог, как Адонис, придуманный тысячу лет назад. Герда тает, к нему прикасаясь. Не тают лишь льдинки в его глазах. Королева наденет прозрачное платье, коснётся запястья иглой. Ей так нравятся мальчики. Некоторых она забирает с собой. Королева играет в опасные игры, но кровь её холодна. Королеве не нужен никто, и она никогда не бывает одна. Под сияньем софитов -- северных звезд -- Королева исполнит роль. И она совершенна, как может быть Смерть, из которой изъяли Боль. Принимает Любовь внутривенно, смеётся, пришпоривая коней. Нет того, с чем не сможешь расстаться, чтоб навечно остаться с ней. Кай под кайфом. В крови у него героин, а в глазах покой. Кай поёт под гитару про детские сны, про расставшихся брата с сестрой. Чувства те же, вот только всё реже встречается солнце в его стишках. Ради смеха сегодня он выложил ВЕЧНОСТЬ из белого порошка. Герда скачет на север, но север не найден, его замела метель. Колокольчик звенит. Где ж ты, мальчик, зачем ты ложишься в её постель? Я теряю себя каждый раз, как она твоих нежных касается век... Подломились колени оленя, и, вскрикнув, Герда упала на снег. Кай играет свой блюз, Королева пьёт виски со льдом и глядит в окно. Ей немного наскучил сюжет, но в целом -- ей нравится это кино. Герда спит. Её боль отступает. Её обступает заснеженный рай. Что ж -- почти хеппи энд. Только Герде не нужен Бог. Герде нужен Кай. (c) hero_in

alada: opheliac пишет: Ты был вожаком, и щенки истекали желанием стать тобой. вот это просто потрясающее...узорной красоты.) не удержусь и процитирую целиком любимый диалог из "Трудно быть Богом" Стругацких... — А что, если бы можно было изменить высшие предначертания? — На это способны только высшие силы... — Но все-таки, представьте себе, что вы бог... Будах засмеялся. — Если бы я мог представить себя богом, я бы стал им! — Ну, а если бы вы имели возможность посоветовать богу... — У вас богатое воображение, — с удовольствием сказал Будах. — Это хорошо. Вы грамотны? Прекрасно! Я бы с удовольствием позанимался с вами... — Вы мне льстите... Но что же вы все-таки посоветовали бы всемогущему? Что, по-вашему, следовало бы сделать всемогущему, чтобы вы сказали: вот теперь мир добр и хорош?.. Будах, одобрительно улыбаясь, откинулся на спинку кресла и сложил руки на животе. Кира жадно смотрела на него. — Что ж, — сказал он, — извольте. Я сказал бы всемогущему: «Создатель, я не знаю твоих планов, может быть, ты и не собираешься делать людей добрыми и счастливыми. Захоти этого! Так просто этого достигнуть. Дай людям вволю хлеба, мяса и вина, дай кров и одежду. Пусть исчезнут голод и нужда, а вместе с тем и все, что разделяет людей». — И это всё? — спросил Румата. — Вам кажется, что этого мало? Румата покачал головой. — Бог ответил бы вам: «Не пойдет это на пользу людям. Ибо сильные вашего мира отберут у слабых то, что я дал им, и слабые по-прежнему останутся нищими». — Я бы попросил оградить слабых. «Вразуми жестоких правителей», — сказал бы я. — Жестокость есть сила. Утратив жестокость, правители потеряют силу, и другие жестокие заменят их. Будах перестал улыбаться. — Накажи жестоких, — твердо сказал он, — чтобы неповадно было сильным проявлять жестокость к слабым. — Человек рождается слабым. Сильным он становится, когда нет вокруг никого сильнее его. Когда будут наказаны жестокие из сильных, их место займут сильные из слабых. Тоже жестокие. Так придется карать всех, а я не хочу этого. — Тебе виднее, всемогущий. Сделай тогда просто так, чтобы люди получили все и не отбирали друг у друга то, что ты дал им. — И это не пойдет людям на пользу, — вздохнул Румата, — ибо когда получат они все даром, без труда, из рук моих, то забудут труд, потеряют вкус к жизни и обратятся в моих домашних животных, которых я вынужден буду впредь кормить и одевать вечно. — Не давай им всего сразу! — горячо сказал Будах. — Давай понемногу, постепенно! — Постепенно люди и сами возьмут все, что им понадобится. Будах неловко засмеялся. — Да, я вижу, это не так просто, — сказал он. — Я как-то не думал раньше о таких вещах... Кажется, мы с вами перебрали все. Впрочем, — он подался вперед, — есть еще одна возможность. Сделай так, чтобы больше всего люди любили труд и знание, чтобы труд и знание стали единственным смыслом их жизни! Да, это мы тоже намеревались попробовать, подумал Румата. Массовая гипноиндукция, позитивная реморализация. Гипноизлучатели на трех экваториальных спутниках... — Я мог бы сделать и это, — сказал он. — Но стоит ли лишать человечество его истории? Стоит ли подменять одно человечество другим? Не будет ли это то же самое, что стереть это человечество с лица земли и создать на его месте новое? Будах, сморщив лоб, молча обдумывал. Румата ждал. За окном снова тоскливо заскрипели подводы. Будах тихо проговорил: — Тогда, господи, сотри нас с лица земли и создай заново, более совершенными... или, еще лучше, оставь нас и дай нам идти своей дорогой. — Сердце мое полно жалости, — медленно сказал Румата. — Я не могу этого сделать. И тут он увидел глаза Киры. Кира глядела на него с ужасом и надеждой. (с)

alada: И чего мы с тобой так маемся? Оба ходим вокруг да около Не расстались мы, не расстанемся. Это время ещё придёт… Даже если не повстречаемся, мы отныне не повстречаемся, Ты всегда будешь помнить искренность, принимая ее за лёд И чего мы с тобой дурачимся? Просим зрелищ и дыма в лёгкие Где-то там, мы по спискам значимся, друг для друга живым теплом! Да вот только, всё также прячемся, упиваясь от боли прячемся Самый близкий, глаголет истина… «что же в имени мне твоём?» (Виктория Миловидова) Тот, кого я люблю, Мне сказал, Что ему без меня трудно. Потому Я так себя берегу, Я смотрю по дороге под ноги, Я боюсь каждой капли дождя, Как бы она меня не убила. (Брехт)

alada: Невозможно держать в памяти все человечество. Это - как увидеть завтрашнюю еду в только что вымытой посуде. Ну или, допустим, - как почувствовать тепло шерсти оленя, бегущего в холодной стране. Так что наша жизнь рассчитана совсем на немножко - ну максимум на пару дней. Слышишь - какая тишина? Это просто на небе придумывают новую порцию наших судеб. Живешь, коллекционируя то, что тебе выпало совершать, все эти мутные стеклышки собираются где-то у тебя внутри, а когда они тебе будут уже не нужны, кто-то скажет: «Смотри, получилось неплохо, из этого вполне могла бы выйти душа». И хорошо, раз душа. А бывает - только чуть что не так, и оно разлетается заново, будто не собирал. А бывает еще - будто большая дыра, вот заглянешь внутрь - а там только пустота. И если тебе часов сорок восемь ни разу не придется поспать, неожиданно тебе станет ну как-то совершенно никуда и никак, и это не плохое настроение, не усталость, не депресняк - это просто кончилась твоя жизнь и тотчас началась опять. И засыпаешь с улыбкой, и видишь во сне облака… А я живу так тихо - небу легко про меня забыть, и я прожил старый осколок, но мне не выдали новой судьбы… пытаюсь за что-нибудь ухватиться, а оно тает у меня в руках. Надо попробовать дотянуть до зимы… (с) Аля Кудряшева

gingerredwitch: Сердце мое не томи, жажду мою утоли, Потому что я знаю, как оторвать тебя от земли. Сердце мое не в дали, жажду мою утоли, Потому что я знаю, как... потому что я знаю: Лететь - так на свет, Встречать - так рассвет. Рубить - так с плеча, Любить - так крича... Попадать - так не в бровь, а в глаз, Умирать - так в последний раз. А ушла весна, не вернешь - Не грустить, отпустить прочь. Ветерки стоят на мели, Вечерки такие пришли, Наплывает такой июнь - Разбитной, не чета маю. Ветерки стоят на мели - Полетели прочь от земли, Потому что я знаю, как... Потому что я знаю. Нервы мои оголи, жажду мою утоли, Потому что я знаю, как оторвать тебя от земли. Сердце мое не в дали - жажду мою утоли, Потому что я знаю как, потому что я знаю. Что можно уметь - попробуй ответь, Как свивается нить, как плетется сеть. Как ломает сеть небеса, Их швыряя в одни глаза - И подвластно вдруг им одним То, что раньше было твоим. Ветерки стоят на мели, Вечерки такие пришли... Не пугайся, я не ловец и небес не ломаю. Ветерки стоят на мели - Полетели прочь от земли, Потому что я знаю как, потому что я знаю. Клетку свою отопри, руки раскинь - и пари. Вдох и выдох - закрой глаза и взлетает по счету три. (С) Е.Болдырева, "Взлетное танго"

gingerredwitch: Никогда не кончиться детству, голубому шару не сдуться, Детство будет манить загадками и заветными звать местами, Баба с дедой не поседеют, мама с папой не разойдутся, И пломбир в стаканчике вафельном никогда дороже не станет. Никогда семья и работа в перспективе не замаячат, Никогда с одежды парадной не исчезнут банты и рюши, Никогда не сломается кукла и не лопнет любимый мячик, Никогда не умрет артистка, говорящая голосом Хрюши. Будет обувь всегда на вырост, будут слезы обиды сладки, Никогда любимого мальчика не заменит любимый мачо ..а река обретает форму безутешной плюшевой лапки и несет в открытое море мой веселый и звонкий мячик. (С) Анна Русс, «Никогда не кончиться детству»

Cassiopeia: Ты тёмных глаз не верь печали, Ты спи, мой мальчик, не мечтая, Не плачь в подушку безнадёжно. Ты спи, мой мальчик. Все так сложно. Мой гордый мальчик, ты не знаешь, О чём так яростно мечтаешь. В любом исходе будет боль. Так спи, мой мальчик. Ты - король. Сплетаешь сети, строишь планы, Коварства полон и обмана, Но, предавая вновь и вновь, Ты видишь лишь его любовь. И ты мечтаешь темной ночью, Кусая губы, зная точно, Что лишь во сне ты будешь с ним - Наступит день - ты вновь один.(c)

barsyusha: Cassiopeia пишет: Но, предавая вновь и вновь, Ты видишь лишь его любовь. Оооо!!!! Ненавижу за всё: И за то, что люблю, И за то, что ночами страдаю. Ненавижу тебя, как и веру мою И тебя вместе с ней проклинаю! Ненавижу глаза твои, губы твои, Пусть хоть часто во сне тебя вижу, Пусть люблю больше всех Больше жизни своей. Но, за то, что не мой - ненавижу. (с)

Cassiopeia: Говард Кнолл красавец, и это свойство его с младенчества отличает. Его только завистник не признает, только безнадежный не замечает. В Говарде всякий души не чает, Он любую денежку выручает И любую девушку приручает – И поэтому Говард всегда скучает. Старший Кнолл адвокат, он сухой и желтый, что твой пергамент, Он обожает сына, и четверга нет, Чтоб они не сидели в пабе, где им сварганят По какой-нибудь замечательной блади мэри. Кнолл человечней сына – по крайней мере, Он утешает женщин, которых тот отвергает. Вот какая-нибудь о встрече его попросит, И придет, и губа у нее дрожит, и вот-вот ее всю расквасит, А у старшего Кнолла и хрипотца, и проседь, Он глядит на нее, как сентиментальный бассет. «Я понимаю, трудно с собой бороться, - И такая, в глазах его легкая виноватца, - Но стоит ли плакать из-за моего уродца? Милочка, полно, глупо так убиваться». Нынче Говарда любит Бет (при живом-то муже). Бет звонит ему в дверь, затянув поясок потуже, Приезжает на час, хоть в съемочном макияже, Хоть на сутки между гастролей даже, Хлопает ртом, говорит ему «я же, я же», Только он не любит и эту тоже, От нее ему только хуже. Говард говорит отцу: «Бет не стоила мне ни пенса. Ни одного усилия, даже танца. Почему я прошу только сигарету, они мне уже «останься»? Ослабляю галстук, они мне уже «разденься»? Пап, я вырасту в мизантропа и извращенца, Эти люди мне просто не оставляют шанса».Кнолл осознает, что его сынок не имеет сердца, Но уж больно циничен, чтоб из-за этого сокрушаться. Говорит: «Ну пусть Бет заедет на той неделе поутешаться». *** Через неделю и семь неотвеченных вызовов на мобильном, Говард ночью вскакивает в обильном Ледяном поту, проступающем пятнами на пижаме. Ему снилось, что Бет находят за гаражами, Мертвую и вспухшую, чем-то, видимо, обкололась. Говард перезванивает, слышит грустный и сонный голос, Он внутри у нее похрустывает, как щербет. Говард выдыхает и произносит: «Бет, Я соскучился». Сердце ухает, как в колодце. Да их, кажется, все четыре по телу бьется. Повисает пауза. Бет тихонько в ответ смеется. Старший Кнолл ее не дожидается на обед. (с) Вера Полозкова До дрожи. Обожаю.

gingerredwitch: Кась, как же я рада тебя видеть!!! это изумительно. Села читать - и прикипела взглядом.

Cassiopeia: Джин, душа моя)) Мои наркотики не продают наркодиллеры, Мои наркотики цвета океанской волны, Мои наркотики в полуночных триллерах Толкают ангелы из-под полы. О, эти ангелы в шелковых одеяниях, С алмазными иглами съемных зубов, От их поцелуев под кожей сияние От самых глаз и до каблуков. А самый нежный с нимбом синего бисера Мне предлагает чистую-чистую боль И высыпает из капсульных блистеров Мне на ладонь океанскую соль. (с) Винтра

alada: Каааася Полозкова вообще потрясающая, но как же я рада тебя видеть)))

gingerredwitch: Мы знали, что мир наш - война. Наши взгляды горели Неистовым пламенем жарких сигнальных костров. Мы шли побеждать - а в итоге едва уцелели. Мы звали весну, но война откликалась на зов. Так время текло. Мимо нас прокатилась эпоха; Мечты, и надежды, и худший из страхов - сбылись... Но минула вечность - и вновь мы с тобою сошлись. Нам нечего больше делить, кроме этого вдоха. (С)

alada: думаю, очевидно, с кем у меня ассоциируются эти стихи *это неизлечимо* бьюсь над монтажем, жаль, что голос женский и музыка недостаточно мощная...но я пробую.) Моя трагедия комедий балаганных смешней, И потому безумно мне дорога: Я научился находить себе прекрасных друзей, Но не могу найти по силам врага. Среди завистливых ничтожеств и пустых болтунов Скажи хотя бы, разглядеть тебя как?! Я вновь блуждаю в буреломе из обманчивых снов - Ищу тебя, о мой единственный враг! Сто подлецов и двести трусов мой тревожат покой - Но быть врагом, однако, надо уметь. А ваши кости просто хрустнут под моею ногой, Вам принеся вполне бесславную смерть. Устав скучать у края ямы и держаться в седле, Я озверел от неумелых атак. Я по следам бегу упрямо, припадая к земле: Ищу тебя, о мой единственный враг! Мне рассмеяться или плакать - я еще не решил, Без сожаленья не проходит ни дня! Я извиваюсь, словно змей, в оковах собственных сил: Ведь не родился тот, кто сломит меня! Меня всесильем при рожденьи Господь Бог отравил, А я страдаю, как последний дурак… Я умираю в пустоте неразделенной любви: Я жду тебя, о мой единственный враг! Меня всесильем при рожденьи Господь Бог отравил, А я страдаю, как последний дурак… Я умираю в пустоте неразделенной любви: Я жду тебя, о мой возлюбленный враг! (Канцлер Ги)

anti_nata: Я знаю нельзя давать ссылку в ЖЖ, но.. Есть девушка, которая пишет неплохие стихи. Мне разрешили опубликовать здесь одно, но только со ссылкой... Вообщем, товарищи Модераторы, на ваше усмотрение! Покуда в сердце ломит прибой И солнца в цене пятак В искусстве главное, знает любой, Не что ты сказал, а как. Все наши максимы - пестрый хлам Ненужнейшая из нош Нас время судит лишь по делам Как судит по крови нож. Какая разница, что в ходу На пестром базаре строк? Что мысль? - только первый стежок по льду И в первую тьму прыжок. А дальше - наощупь, во сне, в чаду Как те голоса велят То в рай забредешь, то горишь в аду Ведь сам ты - и рай, и ад. Судьба не по мерке - чужим пальто Сжимает тебя в кулак... И тут, наконец, ты находишь "Что" Которое знает, "как". Которое старше любых молитв Палитры или стиха Когда понимаешь, что свет налит В пустые твои меха И звезды падут на рояльный лак И смерть сбежит в шапито И ты восхищенно прошепчешь: "Как?!" Хоть знаешь уже, - за что. http://ms-destiny.livejournal.com/

alada: Натик, спасибо огромное...это потрясающе! слов нет...

alada: очень-очень-очень близко. и неважно, лето ли, зима ли... Лето в городе, пыль столбом. Надо денег бы и грозу бы. Дни – как атомные грибы: Сил, накопленных для борьбы, Хватит, чтобы почистить зубы, В стену ванной уткнувшись лбом. Порастеряны прыть и стать. Пахнет зноем и свежим дёрном, Как за Крымским за перешейком. Мозг бессонницу тянет шейком – И о бритве как о снотворном Начинаешь почти мечтать. Как ты думаешь, не пора ль? Столько мучились, столько врали. Память вспухла уже, как вата – Или, может быть, рановато? Ты, наверное, ждешь морали. Но какая уж тут мораль. (Вера Полозкова)

Cassiopeia: Сестра, я все ждал, Ты все пела у моря. Я видел причалы, я видел волну. Одной только песней о призрачной боли Тебя я увы сохранить не смогу. Сестра, ты все плачешь? Зачем тебе слезы? Минутам в часы обернуться пора, Сестра, мы повенчаны были у моря, Сестра, скоро наша вернется весна. Тебе вышивать, мне пристраивать ножны, Зима будет долгой, но это предлог… И завтра мы снова повенчаны. Поздно Бежать от случайных разлук и тревог. Сестренка, ты пой, вот идет твой корабль, Сейчас он на скалы нарвется легко. Твой голос прекрасный так нежен и мягок, Что крюк в сотни миль - это недалеко. Сестра, не скупись, трупов будет не мало, Корабль погибнет, как было не раз, Сестра, я сейчас опускаю забрало, Другие пути будут завтра у нас.(с)

Cassiopeia: Мы с Вами встретились зимой, Когда осыпались метели, И снег лежал на мостовой, Как одеяло на постели. Мы в поцелуях берегли Тепло домашнего уюта, И все расстаться не могли, И расставались почему-то. Гасили окна за спиной, Вы проводить меня хотели По заметенной мостовой, Как по расправленной постели. К ресницам иней налипал, Сквозь слезы я на Вас глядела, А ночь в сугробах одеял Чернела вмятиной от тела. Вы ничего не дали мне. Я ни о чем и не просила. Метель кружилася в окне И окна снегом заносила. (с) Vintra

Cassiopeia: Ошибок не бывает. События, которые ты призываешь к себе, как бы они ни были неприятны, необходимы для того, чтобы ты мог узнать то, что узнать должен. Любой твой шаг необходим для того, чтобы достичь места, которое ты выбрал достичь (с)

Cassiopeia: Ремесло Есть ремесло - не засыпать ночами И в конуре, прокуренной дотла, Метаться зверем, пожимать плечами И горбиться скалою у стола. Потом сорваться. В ночь. В мороз. Чтоб ветер Стянул лицо. Чтоб, прошибая лбом Упорство улиц, здесь, сейчас же встретить Единственную, нужную любовь. А днем смеяться. И, не беспокоясь, Все отшвырнув, как тягостный мешок, Легко вскочить на отходящий поезд И радоваться шумно и смешно. Прильнуть ногами к звездному оконцу, И быть несчастным от дурацких снов, И быть счастливым просто так - от солнца На снежных елях. Это - ремесло. И твердо знать, что жить иначе - ересь. Любить слова. Годами жить без слов. Быть Моцартом. Убить в себе Сальери. И стать собой. И это ремесло. Борис Смоленский

alada: Cassiopeia пишет: И стать собой. И это ремесло. Кааась... очень. очень-очень. пробрало до мурашек.

alada: И всё-таки: давай устроим проводы. Меж нами и года, и города. Пускай ты – проволока, я – иду по проволоке. Над всей Землёю эти провода. «Проси его, проси – давай попробуем», - Настойчивый какой-то шепоток. Ты думал, я танцовщица на проволоке? А я не женщина, я только ток. Я только так, я только ток по проволоке. Я самым зорким не видна глазам. Твои малозначительные промахи Задеть меня не могут – видишь сам. И всё-таки, чтоб не пропала пропадом Живая человеческая нить – Устрой мне проводы взорвавшимися пробками. И, если хочешь, можешь дальше жить. (Вероника Долина) Он – вещать, Она – верещать, Достигать его глухоты. А душа – прощать, И еще – прощать, С небольшой своей высоты. Он – воплощать, Она – вымещать, Как-то все у них неспроста. А душа – прощать, И опять – прощать, Со своего поста. Он – сокрушать, Она – водружать, Все чуднее их забытье. А душа – прощать, Прощать и прощать, Да они и не слышат её. (Вероника Долина)

barsyusha: Cassiopeia пишет: И стать собой.И это ремесло Пожалуй да. Но сложнее подавить в себе себя и быть тем, кем тебя хотят видеть или таким как все...и это не меньшее ремесло.

anti_nata: Cassiopeia пишет: Быть Моцартом. Убить в себе Сальери. И стать собой. Здорово! Спасибо! barsyusha пишет: Но сложнее подавить в себе себя и быть тем, кем тебя хотят видеть или таким как все. А зачем?! И быть кем-то другим всю жизнь не получится.. Я рано или поздно выйдет наружу... Не стоит обманывать других и обманываться самому..

Cassiopeia: alada пишет: И всё-таки, чтоб не пропала пропадом Живая человеческая нить – Устрой мне проводы взорвавшимися пробками. И, если хочешь, можешь дальше жить. Алад, очень личный стих. Я когда-то написала бы такой же, если бы умела писать. Спасибо! barsyusha Я согласна с Натиком. Быть такой, какой хотят видеть другие - сложно. Но совершенно не нужно. Твоё "я" - всегда возьмёт верх. Бунтом или болезнью, тебя всегда возвратят к "себе")))

barsyusha: Cassiopeia пишет: Твоё "я" - всегда возьмёт верх. Возьмет. Но все время быть собой невозможно. Только если нет никаких обязательств. А если есть, то бывают обстоятельства, ради которых забудешь про свое "я". И это тоже искусство.

Cassiopeia: barsyusha Хорошо сказано, Барс. И совершенно верно. Играться с собой и образами тоже очень полезно. Так, ладно, за каждый новый пост с флудом - штрафное красивое стихотворение или фраза

barsyusha: Cassiopeia пишет: Так, ладно, за каждый новый пост с флудом - штрафное красивое стихотворение или фраза Ну...оно может и не красивое...но ...думаю в тему. В жизни бывают моменты, когда кажется, не дойдёшь, И воздуха не хватает и кажется, - упадёшь... И кровь приливает к сердцу, и слышно, как бьётся оно! И вдруг в голове мутнеет, и думаешь, - "дойти не дано"! В такие моменты, бывает, заглядываешь вперёд И думаешь,"как же дальше, как дальше-то жизнь пойдёт? Нет-нет, - это всё мимолётно, и это пройдёт сейчас... Сейчас! Отдохну немного и снова пойду! Сейчас!" И вот постоишь немного и в лёгкие воздух вберёшь И кажется, стало легче, - ты вновь по пути идёшь. И каждый раз по крупинкам сбираешь себя в кулак И думаешь, - "надо дальше, иначе нельзя никак!" И в жизни какая-то сила тебя толкает вперёд. И эту твою дорогу никто за тебя не пройдёт! Не важно, какою тропинкой, широкой ли узкой пройти, Но главное в этой жизни,- с тропинки своей не сойти! И даже если тернистым, ухабистым будет путь, Ты, главное, спотыкаясь и падая, встать не забудь. Чтобы, пройдя дорогу, и оглянувшись назад, Каждому своему шагу ты был бесконечно рад! ...Шёл ли, бежал ли, падал, но дошёл до конца! И не скатился в пропасть, и не потерял лица! (Н.Пухова)

gingerredwitch: Улыбаюсь, а сердце плачет в одинокие вечера. Я люблю тебя. Это значит - я желаю тебе добра. Это значит, моя отрада, слов не надо и встреч не надо, и не надо моей печали, и не надо моей тревоги, и не надо, чтобы в дороге мы рассветы с тобой встречали. Вот и старость вдали маячит, и о многом забыть пора... Я люблю тебя. Это значит - я желаю тебе добра. Значит, как мне тебя покинуть, как мне память из сердца вынуть, как не греть твоих рук озябших, непосильную ношу взявших? Кто же скажет, моя отрада, что нам надо, а что не надо, посоветует, как же быть? Нам никто об этом не скажет, и никто пути не укажет, и никто узла не развяжет... Кто сказал, что легко любить? (С) Вероника Тушнова

Cassiopeia: gingerredwitch пишет: Кто же скажет, моя отрада, что нам надо, а что не надо, посоветует, как же быть? Джин, в саааамое сердце.

alada: такое любимое, такое... Сколько взглядов моих не тобою подбиты влёт, скольким обручам мне наутро сжимать виски, Сколько братьев твоих с волосами, как дикий мёд, ежедневно проходят мимо моей тоски? Сколько их – пока ты там спокоен, далёк и нем, совершают за мной – от меня – до меня – погонь; Сколько раз, очарованной ими, кидаться мне в тихий омут, в горячий песок, в озорной огонь? Сколько братьям твоим играть со мной в поддавки, каждым жестом меня зазывая с собой на дно, Сколько мне бродить просторами их колхид, сколько рейдов отправить за золотым руном? А найти – только пыль в карман да в ботинки сор, и отлить из них серебро, и другим раздать; А вернуться – пустой кошель да горящий взор, лихорадка и бред по всей ширине листа. Сколько их, так похожих – в профиль или в анфас, – обещали вечный приют и спокойный сон, Сколько их – той же масти, и роста, и цвета глаз, - сколько их меня уводило за горизонт; Удивлялись лёгкости их надо мной побед, но ночами меня не спасали от темноты – И вдвойне удивлялись, когда совершён побег, потому что, нет, даже братья твои – не ты. Я живу веселее, чем табор иных цыган; если в голосе я и в духе – мне каждый рад. У меня внутри – твоё имя о трёх слогах, у меня на постели – твой сероглазый брат. Что за дело тебе, драгоценнейший имярек, чем, и как, и где добываю мой смех и зной? Как бы сердце своё сохранить к золотой поре, когда ты наконец-то придёшь за мной… (с) Ракель Напрочь

Cassiopeia: alada пишет: Я живу веселее, чем табор иных цыган; если в голосе я и в духе – мне каждый рад. У меня внутри – твоё имя о трёх слогах, у меня на постели – твой сероглазый брат. Что за дело тебе, драгоценнейший имярек, чем, и как, и где добываю мой смех и зной? Алад, это просто... Я каждый раз нахожу в стихах, которые тоже трогают твоё сердце - себя *ПИЧАЛЬ* Нереально красиво.

opheliac: Когда я был маленьким, я любил играть со своим котом в русскую рулетку. Он часто выигрывал. Но вот я вырос, а мой кот стал слишком стар, чтобы нажимать на курок... Когда я был маленьким, я верил, что игрушечный пистолет может выстрелить. И убить. Но только спустя годы, я понял, что убивает человека не пистолет, а та боль, которая толкает его к выстрелу... Когда я был маленьким, я верил, что мой кот умеет нажимать на курок. Но позже я понял, что на курок нажимает Бог... Когда я был маленьким, я верил, что «Бог» – это дедушка из соседнего дома, который каждый раз вздрагивает после выстрелов из игрушечного пистолета. И лишь потом мне сказали, что он потерял на войне всех... Когда я был маленьким, я думал, что «Все» – это мама, папа, дедушка, бабушка и мой кот... А потом мне сказали, что «Все» - это Наш народ. Но я так и не понял, почему народ «Наш», и чем он отличается от Их народа... Когда я был маленьким, я верил, что умирают только понарошку. И от игрушечных выстрелов. Но когда я пошёл на войну, я понял, что смерть – настоящая. Она – как зарок, неизбежный зарок никогда не стрелять... Когда я был маленьким, я смотрел в глаза своему врагу перед выстрелом. Но спустя годы, когда меня подстрелили, я не видел глаз своего врага... Но подумал, что им мог бы быть Бог. (с) - Кот мой, посмотри, летают перья, надо мной летают, будто снег, котик мой, я до сих пор не верю, что у ангелов такой короткий век. Мы слетаем, скидываем перья, рассыпаем снегом по земле, мерзнем, зябнем, никому не верим, пишем пальцем письма на стекле. Чтоб была полегче жизнь земная, приставляют к ангелу кота - и поет он песни, объясняя - что, откуда, как, зачем, когда. Объясняют кошки всем крылатым: чтобы затеряться средь людей, скиньте крылья. Потерпите. Надо. Ждите. И для вас настанет день. Ждем. Летаем тихо, на закате, пишем пальцем письма на стекле. Верим, ждем, котов спасаем, кстати - чтобы ждали наших на земле. (с)

Cassiopeia: Ангел снимает нимб в дверях и идёт готовить ужин. Демон, ругаясь вполголоса, моет белые перья. В окна стучится дождь, ветер листвою кружит. Демон, вздыхая, раскладывает крылья на батарее. Ангел гремит кастрюлями, спрашивает: «Хлеб закончился?», Демон надевает куртку и смотрит на дождь с опаскою. Ангел выходит в прихожую, его лицо заключает в ладони. «Не надо, проживем и без хлеба», - и улыбается ласково. Вечер в квартире, в гостиной шумит телевизор. Демон пьет кофе, ангел – зеленый чай. Капли дождя отбивают марш по карнизу. Демон коснется руки – конечно же, невзначай… И вот так день за днем и год за годом. И кому же от этого право, становится хуже? В окна стучится осенняя непогода, Ангел снимает нимб в дверях и идет готовить ужин. (с)

Wh_Russian: Вместо письма Дым табачный воздух выел. Комната - глава в крученыховском аде. Вспомни - за этим окном впервые руки твои исступленно гладил. Сегодня сидим вот, сердце в железе. День еще - выгонишь, можешь быть, изругав. В мутной передней долго не влезет сломаная дрожью рука в рукав. Выбегу, тело в улицу брошу я. Дикий, обезумлюсь, отчаяньем иссечась. Не надо этого, дорогая, хорошая, давай простимся сейчас. Все равно любовь моя - тяжкая гиря, ведь висит на тебе, куда ни бежала б. Дай в последнем крике выреветь горечь обиженных жалоб. Если быка трудом уморят - он уйдет, разляжется в холодных водах. Кроме любви твоей, мне нету моря, а у любви твоей и плачем не вымолишь отдых. Захочет покоя уставший слон - царственный ляжет в опожаренном песке. Кроме любви твоей, мне нету солнца, а я и не знаю, где ты и с кем. Если б так поэта измучила, он любимую на деньги б и славу выменял, А мне ни один не радостен звон, кроме звона твоего любимого имени. И в пролет не брошусь, и не выпью яда, и курок не смогу над виском нажать. Надо мною, кроме твоего взгляда, не властно лезвие ни одного ножа. Завтра забудешь, что тебя короновал, что душу цветущую любовью выжег, И суетных дней взметенный карнавал растреплет страницы моих книжек... Слов моих сухие листья ли заставят остановиться, жадно дыша? Дай хоть последней нежностью выстелить твой уходящий шаг. Владимир Маяковский Надо мною, кроме твоего взгляда, не властно лезвие ни одного ножа.

Cassiopeia: Wh_Russian Слушай, я дитя асфальта, не знала даже что у него такие стихи есть. Рыдаю буквально!

Wh_Russian: да, да, он по любви очень трогательно писал, это вам не "достаю из широких штанин"... за эти штанины и советсчину я его в школе отказывалась читать - просто становилась в позу и говорила, что принципиально не буду читать этого автора, хоть расстреляйте меня торжественно в актовом зале на линейке... скрепя сердце, списываю эти свои выходки на переходный возраст и общую придурь, но по существу хочется надавать себе пендалей... похоже на молитву... "Кроме любви твоей нету мне моря"... очень красиво и пронзительно, действительно до слез пробирает

alada: Wh_Russian пишет: Вместо письма самое любимое. и название - "Лиличка!", такое трогательное какое-то. беззащитное. а как он Яковлевой писал: ... Ты не думай, щурясь просто Из-под выпрямленных дуг. Иди сюда, иди на перекресток Моих больших и неуклюжих рук. Не хочешь? Оставайся и зимуй, И это оскорбление на общий счет нанижем. Я все равно тебя когда-нибудь возьму - одну или вдвоем с Парижем.

Cassiopeia: alada пишет: Я все равно тебя когда-нибудь возьму - одну или вдвоем с Парижем. Вою Шикарно.

barsyusha: Cassiopeia пишет: В окна стучится осенняя непогода, Ангел снимает нимб в дверях и идет готовить ужин. Вот такая простая философия... Cassiopeia пишет: не знала даже что у него такие стихи есть Вот что нам в школе преподавали?! Я узнала эти стихи лет в 25-27! А до этого про штанины только и знала и плевалась. Еще есть неоконченное стихотворение"Любит, не любит..." Вот интересно, что бы получилось в итоге.

gingerredwitch: barsyusha пишет: Я узнала эти стихи лет в 25-27! А я бы так и не узнала, если бы не услышала песню "Сплина". Отнесла ее в темку с музыкой. Пробирающие до слез стихи. Почему в школе их не дают?

Wh_Russian: потому что чиновники в Минобре у нас такие же, как в Минспорте, и что тот Писеев для своих спортсменов хорошего сделал... Мы в старших классах читали гениальнейшие одним своим названием "Запiскi Самсона Самасуя", еще и сочинение соответствущее писали "Самосуевщина как национальное явление в Беларуси того периода". Не спорю, важная вещь, но блин... лучше бы нам еще одного Короткевича в программу включили. это уже спам, или цитата названия засчитывается?

Wh_Russian: Хуан Рамон Хименес, перевод Симонова Судьба взяла мое сердце и тебя вложила мне в грудь. Ты меня не можешь отторгнуть, я тебя не могу отторгнуть, - друг без друга нам не вздохнуть! Ты и я, я и ты - это мы с тобою, - эти звенья не разомкнуть! Море и небо, связанные судьбою, небо и море суть. УТРАТА Бесконечна ночь утраты и темна стезя. Умирающий уходит - и вернуть нельзя. Он все дальше от надежды на пути своем. Но несбыточней надежда умереть вдвоем. И не легче пригвожденным к одному кресту. Все равно уходит каждый на свою звезду. ОДИНОКИЙ ДРУГ Ты меня не догонишь, друг. Как безумец, в слезах примчишься, а меня - ни здесь, ни вокруг. Ужасающие хребты позади себя я воздвигну, чтоб меня не настигнул ты! Постараюсь я все пути позади себя уничтожить, - ты меня, дружище, прости!.. Ты не сможешь остаться, друг. Я, возможно, вернусь обратно, а тебя - ни здесь, ни вокруг.

Wh_Russian: Фрай. Одно из двух известных мне его стихотворений. Имхо квинтэссенция его книг Я домой не вернусь - решено! Это небо дрожит как вода... Сколько тысяч шагов от болотных низин до холодной как руки луны? Гнутся голые ветви под тяжестью птиц. Разум птицей кричит - не беда. Пусть кричит. У меня есть в запасе последний глоток тишины. Я домой не вернусь никогда, но зато доживу до утра. Темный ветер и вечер холодный, луны поворот на ущерб - ничего! Знаешь, птица, во мне не осталось ни капли раба, и ни капли добра, и ни капли любви, и ни капли меня самого.

Cassiopeia: Wh_Russian пишет: Хуан Рамон Хименес Ооочень хорошо.

Wh_Russian: A la place du ciel, je mettrais ton visage Les oiseaux ne seront même pas étonnés Et le jour se levant, très haut dans tes prunelles On "dira le printemps est plus tôt cette année". Рене Ги Каду *пардон, не видела перевода этого маленького шедевра и сама перевести не возьмусь, так что исключительно для франкофонных, или, если наши жуберинки изволят... они творят чудеса и переводят все*

Wh_Russian: Из вечного. Франческо Петрарка, На смерть мадонны CCLXXII Уходит жизнь - уж так заведено, - Уходит с каждым днем неудержимо, И прошлое ко мне непримиримо, И то, что есть, и то, что суждено. И позади, и впереди - одно, И вспоминать, и ждать невыносимо, И только страхом Божьим объяснимо, Что думы эти не пресек давно. Все, в чем отраду сердце находило, Сочту по пальцам. Плаванью конец: Ладье не пересилить злого шквала. Над бухтой буря. Порваны ветрила, Сломалась мачта, изнурен гребец, И путеводных звезд как не бывало. CCLXXXII Ты смотришь на меня из темноты Моих ночей, придя из дальней дали: Твои глаза еще прекрасней стали, Не исказила смерть твои черты. Как счастлив я, что скрашиваешь ты Мой долгий век, исполненный печали! Кого я вижу рядом7 Не тебя ли, В сиянии нетленной красоты Там, где когда-то песни были данью Моей любви, где плачу я, скорбя, Отчаянья на грани, нет - за гранью? Но ты приходишь - и конец страданью: Я различаю по шагам тебя, По звуку речи, лику, одеянью.

opheliac: Это как в детстве: кто-то тебя оставил, сдал на хранение бабушке, как в спецхран, и ты гадаешь, сколько здесь будет правил и до какого ты ей под стражу сдан. Вечер - для страха, скажут "спокойной ночи", двери закроют, выключат верхний свет... Отблески улиц станут на шаг короче, тьма проберется к самой твоей голове. Хочется плакать, вроде бы - несолидно, жмурить глаза страшнее, чем видеть тьму. Где-то шуршание, и ничего не видно... Боже, как страшно бояться всего одному. Так и случится: будешь один бояться необратимо и намертво повзрослеть. Траты научат тебя никому не клясться. Память научит тебя ни о чем не жалеть. Тьма перестанет вставать к твоему изголовью, ты с ней подружишься, будешь почти на "ты", ты перестанешь город свой звать любовью, просто разлюбишь улицы и мосты. Только проснешься ночью, когда весь город, вымерзший, словно древний и дикий зверь, будет хрипеть у двери в твоем коридоре. Тут и захочется взять и захлопнуть дверь. Где по сюжету обещаны хэппи-энды, там не бывает ни страха, ни темных дней, и ни в какой не может быть киноленте, чтобы герои были на самом дне, чтобы умели плакать вообще без грима, чтобы умели вовремя замолчать. Только твое здесь точно неповторимо. Все остальное желательно выключать. Если однажды кто-то уйдет, оставит, не объяснившись, выключив весь твой свет, будет казаться, что небо тебя раздавит - а небо прижмется к глупой твоей голове. Вздрогнешь и вспомнишь, что все уже это было, были другими все правила и "нельзя". Просто с тобой уже это происходило: кто-то уехал тогда и тебя не взял. (с) Арька

Cassiopeia: opheliac Ахренеть

alada: нужно читать вслух. и чувствовать, как строчки ломаются, отражаются друг от друга... какое-то удивительно объёмное стихотворение. его можно попробовать на вкус...) Вот этот город. Остов его прогнил. Каменный остров оставшихся навсегда. Вот фонарей горячечная слюда. Вот я иду одна и гашу огни. Вот этот город, нужный только одним. Вот и вода, идущая по следам. Вот этот город. Картиночный до соплей. До постоянных соплей - полгода зима. Сказочный, барочный его филей. Набитые до оскомин его дома. Вот этот город, петровский лаокоон. Не по канонам канувший в никуда. Вот этот город - окон, коней, колонн. Слякотная, колокольная ерунда. Я знаю тебя, с математикой ты на ты. Тебе не составит труда эта разность тем. Гармония безвыходной простоты. Геометрия продрогших на лавках тел. Вот этот город, влитый вольной Невой. Непрерывность парков, прямая речная речь. Сделай мне предложение - из него, из дефисов мостов, из наших нечастых встреч. Вот этот город, он не простыл - остыл. Историю по колено в воде стирал. Расторгни его союз, разведи мосты. Закончи эту промокшую пастораль. Радость моя, ты и с музыкой не на вы. Слушай всё то, что он от тоски навыл. Гордый больной нарыв на брегах Невы. Даже его революции не новы. Чем же он жив, чем дорог его мирок? Чем он дрожит под левым моим плечом? Теплой пуповиной железных дорог, Сдобренной разговорами ни о чем. Сдобренной перегноем бесценных слов, недосогретых губ, что тебе еще? Как он стоит, чахоточный серый слон? Чем он благословлён, чем он защищен? Возьми этот город. Вычти центральный район. Отломай со шпиля кораблик и сунь в карман. Отпусти его в какой-нибудь водоем. Смотри, как исчезает его корма. Смотри, как опадает Дворцовый мост, Васильевский опускается в глубину. Флюгер берет направленье на норд-норд-ост, Трамвай уцепился колесами за струну. Вот этот город, косящий на запад рай с Заячьей, Каменной, Спасской его губой Вот телефонов осиплые номера. Вот я стою. Да, вот, я взяла с собой Теплый пакет с батоном и молоком. Я не приду умирать, приезжай пожить. Видишь, отсюда видно, как над рекой Лепит туман облаков слоёных коржи. Видишь, как он заворачивает в края мёрзлое ощетиненное лицо. Вот этот берег. Вот я жду тебя. Вот я. Вот драгоценный песок для наших дворцов. (Аля Кудряшева)

Glouglou: Алад, сумасшедше... До дрожи.

alada: почему-то зацепило до мурашек...) *** вот, говорят, в аризоне тоже думали, что гроза, а потом посреди пустыни приземлились - мне так сказали - странные человечки, у которых одни глаза, а рта никакого нет, и они говорят глазами. рта никакого нет, они не умеют есть, а как же они живут? а они не умеют жить. умеют, наверное, плакать, потому что глаза-то есть, а, в общем, годятся только кузнечиков сторожить. хочешь, я посажу в саду марсианский мох? кто говорит о любви? о любви нельзя говорить. мне бы хотелось что-нибудь красивое им подарить, но все, что было красивого, им уже подарил бог. *** некоторые люди любят стихи и прозу, некоторые уверены, что до свадьбы не заболит. если я тебя поцелую - ты превратишься в розу, такую отчаянно-алую, что хочется забелить. прекрасное мое чучело, мы живы, пока мы лживы, пока набиваем соломой раскрашенный наш камзол. когда мы умрем, окажется, что прежде - мы были живы, и это было не худшее из многих возможных зол. поэтому мы выплясываем отчаянные мазурки, в горящем саду, во гневе, в огне, в золотой пыли. если ты меня поцелуешь - я превращусь в сумерки - сумерки, сумерки, сумерки - отсюда до самой земли. ну, что - полетели? тает небесное покрывало, живучая осень корчится, сдирая окраску роз. и совершенно не важно, что я тебя не целовала - ты все равно превратился в розу и под окном пророс. (Ольга Родионова)

Cassiopeia: alada пишет: кто говорит о любви? о любви нельзя говорить. мне бы хотелось что-нибудь красивое им подарить, но все, что было красивого, им уже подарил бог. alada пишет: прекрасное мое чучело, мы живы, пока мы лживы, пока набиваем соломой раскрашенный наш камзол. когда мы умрем, окажется, что прежде - мы были живы, и это было не худшее из многих возможных зол. До дрожи действительно, Аладушек!

gingerredwitch: Реки дорог белым снегом замело. Лед между строк, словно битое стекло - Разлетелся, рассыпался осколками. Не унять моей тоски... Бесконечно далеки Промежутки между строками. Но вот она, весна, беспечна и легка, И лед дробит ее веселая рука: Растопила, расплакалась, счастливая... Заблудилась по пути, Так свети же мне, свети, Моя полночь торопливая. Сон за порог, а обратно не идет. Лед между строк... на дворе солнцеворот... В небесах заря с зарею встречается. Истрепался белый флаг В бесполезности атак И дозор не возвращается. Хлад да туман, белый снег среди холмов, Рвет ураган построенье моих слов. Что поделать, коль проиграно сражение? Звоном грянула весна: Открывает мир она И огонь на поражение. (С) Йовин

alada: Джиииин.) обожаю Йовин. и эту песню. какое-то невероятное тепло.)

Wh_Russian: Я вас любил: любовь ещё, быть может, В душе моей угасла не совсем; Но пусть она вас больше не тревожит; Я не хочу печалить вас ничем. Я вас любил безмолвно, безнадежно, То робостью, то ревностью томим; Я вас любил так искренно, так нежно, Как дай вам Бог любимой быть другим. Пушкин, вечное

Cassiopeia: gingerredwitch Красота. Wh_Russian пишет: Пушкин, вечное Вечное и прекрасное!

Cassiopeia: От зимы до зимы - не успеть, Не нарушить извечный закон. Я ушла по эльфийской тропе, Где безумный бродил Даэрон. Где звенела хрустальная трель Непокорных зиме родников, И остывшую за ночь постель Я с утра покидала легко. По колдобинам, сквозь бурелом По песку да по острым камням... Сколько счастья бесследно ушло? Сколько горя минуло меня? Я вернулась - герольдом весны В цитадель твоих вечных снегов, И под сводами гулко слышны Звуки быстрых, победных шагов. Я войду в замерзающий зал - И повеет апрельским теплом. Улыбнись, мой король. Я пришла, И со мной возрожденье пришло. (с) Линн Рэйда

Memo: Друг белокурый, что я натворил! Тебя не опечалят строки эти? Предполагая подарить бессмертье, выходит, я погибель подарил. Фельфебель, олимпийский эгоист, какой кретин скатился до приказа: "Остановись, мгновенье. Ты - прекрасно"?! Нет, продолжайся, не остановись! спасибо Лабре за наводку. (с) Вознесенский

prosto_eho: Memo Еще лови: Пулей противника сбита свеча. Благодарю за священность обряда. Враг по плечу - долгожданнее брата, благодарю, что не умер вчера. А.Вознесенский "Враг по плечу..." это же про них, да? ))

Memo: враг по плечу.... блин 3 слова и как много в них....

Cassiopeia: Memo пишет: Друг белокурый, что я натворил! Тебя не опечалят строки эти? Предполагая подарить бессмертье, выходит, я погибель подарил. Фельфебель, олимпийский эгоист, какой кретин скатился до приказа: "Остановись, мгновенье. Ты - прекрасно"?! Нет, продолжайся, не остановись! prosto_eho пишет: Пулей противника сбита свеча. Благодарю за священность обряда. Враг по плечу - долгожданнее брата, благодарю, что не умер вчера. Слушайте, ну это просто убийство! До дрожи!

prosto_eho: Cassiopeia пишет: Слушайте, ну это просто убийство! До дрожи! Кась... я так рада, что тебе нравится! )) Андрей Андрееевич был Гений... Это же и правда - про них. Враг по плечу - долгожданнее брата... И вот еще: Километры не разделяют, а сближают, как провода, непростительнее, когда миллиметры нас раздирают!

prosto_eho: Ну, расстались с тобой и сидели бы, кажется, молча. Понимали бы трезво, что жизнь еще вся впереди. Отчего же пишу я с такой нескрываемой желчью, Словно я не забыл, словно крикнуть хочу: погоди! Погоди уходить! Что я, проклятый что ль, в одиночку Наши беды считать! В сотый раз повторять:"Почему?" Приезжай, посидим, погрустим еще целую ночку. Раз уж надо грустить, мне обидно грустить одному.

anti_nata: Эвелина Хромченко: Девушки, прочтите и запомните навсегда!!! Надо поверить в то, что ты реально достойна лучшего. Нужно перестать слушать о плохом, нужно перестать общаться с вечно ноющими людьми, поскольку все эти бытовые проблемы заразны. Если ты здорова, у тебя вообще нет проблем: просто много работай, и все сложится. Все решения очень просты. Толстая? Используй диету Майи Плисецкой: «Не жрать!» — и в момент похудеешь. Заждалась принца? Во-первых полюби себя, и прискачет целый полк на белых конях. И не ищи пути «к себе, к успеху, к гармонии» и к прочей ерунде. Будь проще. И купи новые туфли.

Cassiopeia: anti_nata Ыыыы Эвелина всегда говорит удивительно правильные вещи ыыы Оосбенно про новые туфли) Никто не хочет умирать. Даже люди, которые хотят попасть на небеса не хотят умирать. И всё равно, смерть – пункт назначения для всех нас. Никто никогда не смог избежать её. Так и должно быть, потому что Смерть, наверное, самое лучше изобретение Жизни. Она – причина перемен. Она очищает старое, чтобы открыть дорогу новому. Сейчас новое – это вы, но когда-то (не очень-то и долго осталось) – вы станете старым и вас очистят. Простите за такой драматизм, но это правда. Ваше время ограничено, поэтому не тратьте его на жизнь чей-то чужой жизнью. Не попадайте в ловушку догмы, которая говорит жить мыслями других людей. Не позволяйте шуму чужих мнений перебить ваш внутренний голос. И самое важное, имейте храбрость следовать своему сердцу и интуиции. Они каким-то образом уже знают то, кем вы хотите стать на самом деле. Всё остальное вторично. (с) Стив Джобс

prosto_eho: Cassiopeia пишет: но когда-то (не очень-то и долго осталось) – вы станете старым и вас очистят Да. Когда я это прочитала - у меня мурашки по спине пробежали.

gingerredwitch: Алехандро Гарсия (С) Нинквенаро http://www.stihi.ru/avtor/ninquenaro Алехандро Гарсии двадцать четыре года. В его буро-зеленых глазах - словно стрелки датчиков, Словно крест оптического прицела. Алехандро курит, идя по улице. В левом ботинке хлюпает. Сердце гулко стучит, как какой-то адов Механизм; неизвестно, где он ночует сегодня, И хватит ли денег хотя бы на что-нибудь, Кроме этих дрянных папирос - Хотя бы на зажигалку к ним. Он садится в парке на лавочку возле фонтана, И курит, пока глаза не Заливаются синевой. Алехандро чувствует - он не вполне живой, Хотя, разумеется, не совершенно мертвый. Алехандро курит - послав все проблемы к черту, И в какой-то момент вдруг видит, что перед ним Девочка в белом платье, такая знакомая... Он припоминает, как провожал до дома По длинной, тенистой, кривой аллее, Как целовал, прижав к стене И она Была белой, как та стена, Или даже еще белее. И как пахло полынью и мандаринами. Он вспоминает, бормочет - "Надо же, докурился...", - Поднимает голову и говорит: "Мария?.. Черт побери, каким тебя принесло?" Мария молчит и улыбается, как Джоконда. От белого платья пахнет старой иконой, И, почему-то, немного - парным молоком. И Алехандро падает на колени. Речь становится сбивчивой, словно он пил неделями, Алехандро целует край платья - белого-белого - Быстро-быстро, и шепчет: "Ты знаешь - одну тебя Я любил, и одной тебе..." - и сбивается, и бормочет, Что был грешен, блудлив, пропащ и весьма порочен, Пил, курил, воровал, однажды угнал машину, И разбил; что был гневен, завистлив, и просто, в конце концов, сволочь... - ...но тебя я всегда любил, я клянусь, Мария, Если хочешь - в глаза, если хочешь - в сердце смотри мне... Белое платье пахнет парным молоком, И совсем немного - старой пыльной иконой. Он стоит перед ней, как перед слугой закона. Мария протягивает ему руку И говорит: "Пойдем".

prosto_eho: Как пьют глубокими глотками — Непереносен перерыв! — Так — в памяти — глаза закрыв, Без памяти — любуюсь Вами! Как в горло — за глотком глоток Стекает влага золотая, Так — в памяти — за слогом слог Наречья галльского глотаю. Марина

Glouglou: Мы с тобой давно уже не те, Мы не живем делами грешными: Спим в тепле, не верим темноте, А шпаги на стену повешены. В нашей шхуне сделали кафе, На тумбу пушку исковеркали, Истрачен порох фейерверками, На катафалк пошел лафет. Мы с тобой давно уже не те, И нас опасности не балуют. Кэп попал в какой-то комитет, А боцман служит вышибалою. Нас теперь не трогает роса, На парусах уж не разляжешься - Пустил артельщик разгулявшийся На транспаранты паруса. Мы с тобой не те уже совсем, - И все дороги нам заказаны: Спим в тепле на средней полосе, Избрали город вечной базою. Знаю - нам не пережить зимы, А шхуна - словно пёс на привязи, Кривая никуда не вывезет - Ведь море ждет нас, черт возьми! Море ждет, а мы совсем не там, - Такую жизнь пошлем мы к лешему. Боцман - я! Ты будешь капитан. Нацепим шпаги потускневшие. Мы с тобой пройдем по кабакам, Команду старую разыщем мы... А здесь, а здесь мы просто лишние, - Давай, командуй, капитан! (Юрий Аделунг)

Cassiopeia: gingerredwitch gingerredwitch пишет: Алехандро целует край платья - белого-белого - Быстро-быстро, и шепчет: "Ты знаешь - одну тебя Я любил, и одной тебе..." - и сбивается, и бормочет, Что был грешен, блудлив, пропащ и весьма порочен, Пил, курил, воровал, однажды угнал машину, И разбил; что был гневен, завистлив, и просто, в конце концов, сволочь... - ...но тебя я всегда любил, я клянусь, Мария, Если хочешь - в глаза, если хочешь - в сердце смотри мне... Вою. Джин, это... Ааааааааах

gingerredwitch: Cassiopeia я в этого автора влюбилась просто. А что я могу тебе рассказать? Пожалуй что ничего. У нашего неба светлы глаза, Как у белоглазых рыб. Пока наливается хмелем лоза, В часах дребезжит завод. ..но что я могу тебе рассказать На вылете из игры? На точке, с которой - по декабрю Эфиром со всех фронтов: "Я вовсе не небо, и не проси Не выдержу, не снесу..." А я говорю, говорю, говорю - Как будто осталось, что. Как будто дано и достанет сил Держать тебя на весу. Как будто ошибки пока что нет, Мир вертится - молодым. Как будто не поздно шептать "Прием, Пожалуйста, продержись..." Цветет себе небо - вишневый цвет, И горький весенний дым. Растет себе небо над декабрем - и тихо слетает вниз. (С) Нинквенаро

anti_nata: Не знала куда:сюда или в ржач, но все же стихи и главное все про нас! Метелкин блюз Сегодня мы,подруга,полетаем,- погода неприветлива и зла, хотя мы скорость крыльев наших знаем, не забывай,что есть еще метла ********* Метла?! Так, это Наше Все, подружка! Пусть крылья отдыхают на ветру, Мы перед стартом выпив эля кружку, Уйдем в полет! (Вернемся лишь к утру...) ********* Когда к утру вернемся на работу, и будет все по-прежнему о'кей, ты не забудь про эль и про субботу, не прячь метлу - оставь там - у дверей! ********* Диспетчерские службы не указчик Тем, у кого есть метлы на прицеле, Понятен всем наш ведьминский образчик, А потому не думай - полетели!!! ********** Ажур чулков, подвязки, метлы, - будем сквозь все века мы неизменны в моде, диспетчер пьян, сегодня не подсуден, а мы летаем при любой погоде! ******** Летаем при любой погоде смело - На нас порой пилоты смотрят тупо, А нам до них нет, извините, дела. А ну, "По метлам!", бабоньки, "По ступам!!!" ********* Пилотам мы пригрезились, подруга. У них машины, а у нас - метла. Пилотов пусть морочит снова вьюга, Которая нам силы придала ********* "Париж- Дакар" - удел мужчины - ралли? Ребячество, фигня и полный бред! Да, вы на метлах просто не летали! - Рожденный ползать не взлетит вовек!



полная версия страницы